August 29th, 2010

основная

"Долгое прощание". Трифонов-Урсуляк

Странно, что фильм был снят еще в 2004 году, а яего не видела. И плачемся мы, что нет хорошего русского кино - а есть, вот же оно. Фильм безупреный в смысле чувства вкуса, причем во всем, в антураже, скурпулезно и точно, воспроизводящем быт 50-х годов прошлого века, в музыке, постоянно сопровождающей киноряд, в пордборе актеров, в их игре. Агуреева, которая в театре меня чаще раздражает, чем радует, в этой роли настолько органична, настолько ее облик ложится под типаж 50-х годов. Прекрасен Щенников (а где он еще играет?. Урсуляку удалось самое главное, не потерять неповторимую интонацию Трифонова, сохранить его язык, переложить все в киноверсию, не потеряв попутно ничего.
Главным героем фильма Урсуляка я вляется время. Время - единственное, что может являться критерием успеха или неуспеха. Красавица Ляля (Агуреева), которая казалось бы купается в лучах успеха, которая ради успеха же связывает себя с успешным драматургом Смоляновым, который в свою очередь ради успеха же подкладывает ее под могущественного хозяина, внешне похожего на Берию. И Гриша (Щенников) неуспешный драматург, чьи пьесы никуда не принимают, и про которого Смолянов говорит, что у него нет "почвы", и несмотря на просьбы Ляли, палец о палец не ударяет, чтобы помочь продвинуться Грише.
Совершенно замечателен эпизод, когда Гриша ходит по редакциям, чтобы выпросить справку для милиции, чтобы его не ослали, как тунеядца. И никто-никто не хочет ему эту справку давать, хотя совершенно плевое дело - дать человеку справку, которая сильно может повлиять на последующую судьбу. Но всем, кому обращается Гриша, проще не дать справку, чем дать. Тут совсем недавно сама получила ряд отказов в справке, которая была мне нужна, а тем, кто отказал, выписать ее не сотавило бы никакого труда. И глядя фильм Урсуляка понимаешь, что мир совершенно не изменился. Так же подлость и глупость соседствуют с верностью своему делу, и только время, высший судья, который может все измериь на своих весах.
В фильме есть замечательный эпизод, когда Смолянов со свойственной ему глупой напыщенностью говорит про другого драматурга, что тот отстал от времени. И Ляля начинает безудержно смеяться, она отнюдь не глупа, она прекрасно понимает, что не Смолянову судить о времени.
Хорошо, что тут случился юбилей Трифонова, к которому был приурочен показ фильма Урсуляка. И просто замечательно, что я ошибалась, думая, что в моем отечестве не снимаются хорошие фильмы. Оказывается снимаются. Только редко доходят до зрителя.

основная

(no subject)

Думаю, без участия руководства ФСС в частности Скулкиной это вымогательство не обошлось. Я на такие предложения просто ушел из суда, не став дожидаться вынесения приговора. Мне приговор был вынесен Фондом СС еще в 2000 году. Приговор "от Зайцевой" я по почте получил. В нем Зайцева видимо почувствовав от меня угрозу "от фонаря" добавила к выплатам какие-то копейки. Думала для меня будет достаточно подачки. Думала, что я буду по их сценарию потихоньку загибаться в болезнях и нищете как это делает большинство инвалидов и стариков. Судья Зайцева избавила меня от последних иллюзий. Если вокруг все чиновники, включая судей - жулики и действуют в тесной кооперации добиваться справедливости дальше нет смысла.

Следуя элементарной логике чтобы среди этих жуликов пробиться наверх надо быть еще более хитрым и безжалостным. Следовательно, чем выше чиновник, тем он больший мерзавец. Соответственно «рулят» страной конченые мерзавцы. Тратить время на высшие чиновничьи инстанции бессмысленно. На верху грабят страну, а мелкие чиновники лезут в карман людей напрямую. Организации ФСС, МСЭ, которые должны обслуживать стариков и инвалидов, облегчать им жизнь, занимаются обратным. Откровенно паразитируют. Стараются минимизировать выплаты или просто ограбить как в моем случае. МСЭ еще старается насмерть загонять за бумажками тех, кто и так еле живой. Бюрократизация просто немыслимая.
основная

Алитет

Вот играет у меня в проигрывателе -
А поезд, длинный смешной чудак,
Рад стараться, твердит вопрос:
- Что же, что же не так, не так,
Что же не удалось?..
Ариэлем хотел лететь -
Ни любви, ни забот.
Или в горы, как Алитет,
Уходить каждый год.
И думаю о том, что коды, расставленные одним поколением, совершенно не читаются другим. Если в то время, когда писал автор, "Алитет уходит в горы" - фильм, который был знаком почти всем, кто пел эти строки, сидя у костра, то сейчас коды разошлись. И слова уже не подкреплены смыслом, которые в них вкладывал автор.

Кстати, поэзия начинается именно там, когда код, который вкладывал автор, не знаком слушателю и читателю, и тогда образуется gap, который и рождает ощущение поэзии. Но для того, чтобы это ощущение возниклдо, этот самый gap не джолжен быть большим.