October 14th, 2010

основная

Не пей, братец, из лужицы, козленочком станешь

<<Как установило следствие, злоумышленики действовали всегда по одной схеме, отмечается в сообщении. На Курском, Казанском вокзалах или в электропоезде один из них либо вдвоем подсаживались к хорошо одетому мужчине или группе мужчин, которые уже находились в состоянии алкогольного опьянения. Затем предлагали им вместе выпить за рождение ребенка, за свой день рождения либо просто попробовать коньяк из своей фляжки, в котором уже находилась огромная доза сильнодействующего нейролептика. Когда человек терял сознание, преступники забирали из его карманов все ценное: деньги, мобильные телефоны, портмоне, банковские и транспортные карты. По данным следствия от рук преступников погибло 17 человек, еще 15 оказались в реанимации в тяжелейшем состоянии, им требуется длительное лечение.>>
основная

Есть у нас такая традиция

Есть у нас славная традиция - как только ударяют в Москве морозы, ставить на учет или снимать с учета автомобиль. О, это незабываемое чувство, когда стоишь, прыгая от холода в долгой очереди, состоящей в большинстве своем из мужчин, одетых в черные кожаные куртки, как стискиваешь в замерзающих пальцах пачку необходимых документов. Конечно, самым незабываемым был самый первый раз, когда посадив shade33 за руль, и это был его первый самостоятельный выезд на автомобиле, приехали мы на Полярную, откуда нас направили на Ростокинский, где мы узнали, что ехать надо на Шереметьевскую. И там на Шеереметевской мерзли, боясь упустить очередь, которая двигалась медленно-медленно, чтобы успеть перед самым закрытием в сберкассу (которую еще надо было найти) и протиснуть свою машину на осмотр. В следующий раз мы уже прямиком поехали на Шереметьевскую, но нас постигла опять неудача - оказалось, что надо ехать на Сигнальный. Это уже, когда нашего Зеленого Кузнечика снимали с учета. В следующий раз уже поехали мы прямиком на Сигнальный, но опять ошиблись, надо было на Растокинский.
Сегодня я, погрузив в рюкзак огнетушитель, аптечку и красный треугольник потопала на Ростокинский. Это я, памятуя старые времена, когда без огнетушителя номера не давали. Не прошло и трех часов, как я с огнетушителем и с новенькими номерами уже ехала домой. Хотя и попрыгать в очереди на холоде, и отогреваться в машине в ожидании номеров, и бюст Дзержинского, выкрашенный бронзовой краской - всё, как в старые времена.