December 19th, 2010

основная

За облаками

Трудно писать о своем любимом фильме. Это все равно, что влюбленной девушке объяснять, что же она такого особенного находит в своем избраннике. Это те самые детали, которые, складываясь вместе, внезапно переносят нас в другое пространство-пространство любви. Фильм, в своем роде, совершенный и, по-моему, сильно недооцененный. Один из критиков назвал этот фильм фильмом-кентавром, потому что в нем отчетливо прослеживаются, как Антониониевские мотивы, так и Вендерсовские. Критик увидел в этом недостаток фильма. Я же считаю, что этот мощный сплав творчества двух классных режиссеров и прекрасных актеров, которых им удалось привлечь к созданию фильма, дал совершенно экзотичный плод. Фильм с совершенно неповторимым ароматом, который хочется вдыхать, как воздух, бесконечно. Это фильм, который надо смотреть отстраненно, из-за облаков, фильм-игра, фильм-загадка. Антониони-Вендерс воспроизвели на пленке поток жизни такой мощности, что остается его впитывать и впитывать по капле. Фильм невозможно разделить на составляющие - сюжет, слова, картинки, музыка, и попытаться анализировать, вычленяя отдельные компоненты. Потому что здесь всё сплетено в такой тесный клубок, который невозможно распутать логически. Это туман Феррары, итальянская архитектура, обрамляющая отношения героев, затем в следующей новелле мы переносимся на Лигурийское побережье (Портофино) в межсезонье и Софи Марсо, одетая в морском стиле, и история про 12 ударов ножом, и рассуждения Антониони, что именно 12 ударов и придают этой истории совершенство, потому что 2 или 3 удара уже изменили бы все. А дальше Париж, и опять история, рассказанная юной девушкой о проводниках-инков, которые не могли спешить, потому что иначе их души не поспевали за ними,и эта история связывает запутанные отношения мужчины с этой юной девушкой и женой, а потом пейзаж юга Франции с художником (Мастрояни) и его подругой (Моро) и вот мы опять в французском городке (Aix-en- Provence), где Венсан Перес идет за девушкой (Ирен Жакоб), а она в конце говорит ему, что завтра уезжает в монастырь. И опять вся эта история неразделима от дождя, французских интерьеров, дверной ручки, железных столбов по обочинам булыжной дороги.
Фильм не дает зрителю никаких готовых выводов, просто показывает жизнь, глубоко вторгаясь в самые интимные её зоны, то, что невозможно объяснить человеку, лишенному поэтического чувства. Почему 12 ударов совершеннее, чем 2, почему рассказ о душах, не поспевающих за телами является цементом для треугольника? Это невозможно объяснить, это можно только прочувствовать, находясь на одной волне с Антониони и Вендерсом.
основная

Затмение. Антониони

Фильм начинается с долгого процесса расставания героини (Виттории - Моники Витты) с ее бывшим любовником. Если бы фильм был не Антониони, то рука бы уже потянулась к пульту, чтобы выключить фильм, потому что на протяжени 10 минут ничего практически не происходит. Любимое выражение героини "Non lo so" - "Не знаю". Она в и вправду не знает, почему она уходит. И не знает ее любовник Рикардо, который говорит "Я хотел сделать тебя счастливой". Но он не может ее сделать счастливой, и никто не может. Только у ней самой Виттории мелькает догадка, в чем причина ее неприкаянности в современном мире. В тот момент, когда она в гостях у подруги, родившейся и жившей в Африке, она, прозревая, говорит: "Может там меньше думаешь о счастье, жизнь идет сама собой. А здесь все требует такого напряжения… Даже любовь". Сама жажда счастья и любви убивает эту возможность счастья.
Антониони один из первых разглядел эту болезнь современного общества - подмену естественных смыслов жизни искусственными. И Виттория, одна из немногих, которые не поддались ложным стремлениям, ложным смыслам жизни, ложным движениям, как полевой цветок чахнет среди асфальта, автомобилей, биржевых страстей.
Вот она приходит к своей маме, чтобы получить хоть немного тепла и понимания, но мать Виттории тоже вовлечена в игру на бирже, ей некогда остановиться, приглядеться к проблемам дочери. Для нее главное знать, что у той все в прядке "Ты ведь сегодня ужинаешь с Рикардо", - бросает она, даже не ожидая ответа, отбрасывая все, что может потревожить ее.
Вот юный брокер - Ален Делон, с такой легкостью переносимый в наши дни в ряды офисных менеджеров, даже не надо менять прическу и костюм. Ему нравится Виттория, он готов уделить ей внимание в свободное от забот по деланию денег время. Но ей надо большего - ей надо, чтобы он попытался хоть чуть-чуть вглядеться в нее, чуть-чуть больше ее понять.
Антониони - Бог мелочей. Ему удается мелкими штрихами рисовать такую объемную картину, что фильм, в котором в течение часа не происходит ничего оказывается до краев заполненным жизнью. Причем с удивлением обнаруживаешь, что жизнь эта ничуть не изменилась с тех пор, когда была снята эта картина.
Вот эпизод - У Алена Делона угоняют машину, потом ее находят в пруду, внутри мертвый угонщик. Делон и Виттория рядом в тот момент, когда машину поднимают из пруда. И Делон говорит - Придется ремонтировать. Виттория молчит, но понимаешь, что она думает про себя , - Как можно ездить на машине, в котором умер человек? Делон это тоже понимает, и оправдываясь говорит - Она только 8 тысяч километров проехала. Потом говорит, - Хорошо, я продам ее. В этом маленьком эпизоде скрыто так много - вот эта потеря ориентиров в мире денег и вещей, потеря настоящего смысла жизни и смерти.
Я не ожидала, что "Затмение" мне так сильно понравится. Сперва, конечно с трудом втягиваешься в картину, у котором ничего не происходит, первые минуты фильма, конечно, спасает выразительность лица Моники Витти, а потом просто начинаешь купаться в деталях, уловленных оператором, в казалось бы мелочах, которые при этом вдувают жизнь вкартину - вот Моника Витти выходит из машины и расплачивается с шофером, сзади нетерпелеиво бибикают, она с улыбкой что-то говорит нетерпеливому шоферу, вот с мамой покупают фрукты, и мама спорит о 20 граммах, за которые продавец требует плату, и Виттоия говорит - ну что тебе эти двадцать грамм. В результате, я вдруг с какого-то момента начинаю смотреть на этот фильм, как на срез нашего времени и нашей жизни. Всё абсолютно совпадает. Единственно, что ни у одного режиссера не хватит художественной смелости сейчас снять фильм так - с длинными, казалось бы пустыми эпизодами, при этом совершенно полными и емкими. Но для этого необходимо одно - быть на одной волне с Антониони. Но, если ты попадаешь на эту волну, то получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие от его фильмов.