December 27th, 2010

основная

Ностальгия. Тарковский

Несмотря на мою долгую жизнь, что-то в жизни случается впервые. Вот впервые посмотрела "Ностальгию" Тарковского - самый неоднозначный его фильм. Фильм, в котором Андрей попытался реализовать в видео и звуковых образах метафизическое понятие русской тоски. Удалось ли или нет - вопрос спорный.
В самом начале фильма, когда Евгения приходит в церковь, священник произносит ключевую фразу, объясняющую замысел фильма - Счастье - это не самое главное в жизни. И уже почти в самом конце фильма,маленькая двеочка на вопрос Андрея, счастлива ли она, отвечает, что счастлива, потому что живет. Здесь мы видим обратную перспективу - от невозможности счастья, от глухой тоски, от откровений сумасшедшего, до простого детского ясного понимания - счастлив, потому что просто живу.
Фильм "Ностальгия" - фильм трагический. Вероятно, режиссер уже предчувстовал свою скорую смерть, и этот фильм, несмотря на обманчивое желание приписать автору ностальгию по России, на самом джеле является ностальгией по жизни. Не случайно снят фильм в таких зеленоватых тонахЮ а порою цвет совсем исчезает, как будто режиссер смотрит на мир с середины пути, пути между жизнью и смертью. Уже ничего не радует его в этой жизни, не белоснежные груди переводчицы Евгении, ни Родина, куда он все откладывает и откладывает отъезд, ни семья, оставленная там. Уже вроде всё, но что-то его держит еще здесь, что-то еще нужно доделать. Нужно пронести свечу по дну бассейна в Баньо-Виньони. Девять минут он несет эту свечу, и мы, затаив дыхание, следим за этим движением. Наверное, это очень важно - донести свечу.
основная

(no subject)

Сегодня с утра предавалась художественному творчеству, а именно, как Микеланджело, вырубала из ледяной глыбы скульптуру. Потихоньку моя скульптура приняла очертания автомобиля, и я села в нее и поехала. Правда, уже через час езды, если это можно назвать ездой, я затосковала, и даже приятная музыка и теплый салон меня не радовали. И мысль, что в конце дороги той, плаха с топорами, простите, долгие поиски парковки, еще более омрачала мое путешествие по снежной каше и обычным в наших краях пробкам. Что же меня заставило вместо обычного пролетарского способа передвижения по-буржуйски влачиться по пробкам. Обещание. Обещание забрать до Нового Года со склада зимние шины. Самое смешное было в том, что приехав, я узнала, что склад переехал и находится теперь скорее в тех краях, где я живу, а не в тех, где я работаю. Всё было напрасно. И теперь мне еще ехать обратно.
основная

Еще о Ностальгии

В "Культе кино" с наслаждением пересматривал "Ностальгию" Тарковского - ржал и катался от смеха по кровати, наблюдая за хождением по водам со свечкой в руке, приношение хлеба и вина, блужданием одиноких фигур в тумане по пересеченной местности, болтовней про конец света, а уж когда дело дошло до самосожжения под Девятую симфонию Бетховена - передать не могу, что со мной сделалось. А я ведь когда-то по недомыслию тоже всматривался в такое кино всерьез, даже записывал его, возвращался заново, пытаясь углядеть в этом нагромождении однообразной претенциозной галиматьи "духовные" бездны! - над чем теперь можно отдельно посмеяться. Какая же бесстыдо-пошлая и примитивная спекуляция на религиозной символики, какая плоская, дешевая манерность изображения!

Я хочу сказать, что фильм очень уязвимый. Если есть кино не для всех, то Ностальгия кино уж совсем не для всех. И такая реакция вполне ожидаема, и, по краней мере, она честнее, чем преклонение без понимания. Хочу сказать, что я смогла этот фильм просмотреть от начала лдо конца лишь сейчас, через 27 лет после выхода этой картины на экран. Проблема в том, что этот фильм не для интеллектуалов, потому что мыслей в этом фильме на полкопейки, и они просты и стары, как сам мир. Что призвание женщины - рожать и растить детей. Что счастье - это не главное в жизни. И что смысла в жизни не больше, чем в словах сумасшедшего Доменико.  И те, кто пытается расшифровать глубокий символизм фильма Ностальгия, обламываются на самом корню. Потому что символизма в фильме не больше, чем в самой жизни. Свеча - это просто свеча, хлеб - это просто хлеб, вино - это просто вино. А жизнь - это просто жизнь. И, когда она подходит к концу, художнику не остается ничего, кроме того, чтобы вывернуть себя наизнанку. И выворачивает он себя не для интеллектуалов, пресыщенных духовной жизнью, а для тех самых совсем-совсем не всех, кто так же испытывает ужас и восторг перед чудом, называемым жизнью. А глядеть, как перед тобой корчится художник, выворачиваемый наизнанку, зрелище нельзя сказать, чтобы очень приятное.