April 4th, 2011

основная

(no subject)

Про всякие революции и народные волнения известно, что прямым ухудшением жизни народа добиться народных выступлений невозможно. Ухудшение жизни народ будет терпеть стоически, а взорвется по какой-нибудь ерунде, по тому, что не имеет рационального объяснения, по иррациональной, казалось бы, причине. И именно это держат у себя в арсенале профессиональные провокаторы, скажем хороня своих жертв в свиной шкуре. Уж никакой казалось бы выгоды от такого действа, да и шкуру еще где-то надо раздобыть. Но бьют именно в эту точку, чтобы чье-то возмущение вылилось через край. А потом сказать "Дикари-с, напалмом их, напалмом".
Вот подумала, какие меры могли бы поднять волну возмущения в нашей стране. Думаю, что для возмущения широких народных масс, нужно отнять две любимые игрушки мужской части нашего населения - автомобиль и рыбалку. Например, можно было бы в один день запретить использование машин с правым рулем. Или обнести все реки и озерами заборами и пускать народ туда лишь по купленным лицензиям, а пойманных за незаконное рыболовство судить, как за грабеж. Можно еще ввести такой земельный налог, чтобы все, кто разжился шестью сотками, побросали свои участки и пьянствовали в городах. Или ввести такие цены на проезд в общественном транспорте, чтобы народ дальше скамеечек в дворах и думать не смел передвигатся. Много таких укрытий еще может найти государство, откуда можно еще выкурить собственное население, чтобы поднять волну народного возмущения.
основная

Рыжий

Так называется спектакль, поставленный в театре Фоменко группой стажеров. Мне очень нравтся эти милые ребята со звонкими голосами, пластичные и свежие. И спектакль бы мне тоже бы понравился, если бы не два но. Если бы я сама не жила в этих 80-х-90-х и слишкм хорошо бы их не помнила, и, сели бы не была так хорошо знакома с поэзией Бориса Рыжего. И у постановщиков спектакля получилось два больших промаха. Они не попали в эпоху. Надерганные типажи и артефакты, которые по мысли режиссера должны бы характеризовать эпоху, на самом деле бьют мимо цели. Во-первых, надерганы они из совершенно разных эпох, девушки с веслом отсылают нас к тридцатым, пионеры - тоже из того же довоенного детства, байковые халаты - скорее из 70-х нежели из 90-х, бандиты слишком декоративны, а азеры слишком карикатурны. Как говорится, всё мимо кассы. Самые лучшие моменты спектакля, когда артисты перестают играть, и просто читают стихи. Но и здесь тоже - второй промах мимо цели. Получается, что стихи иллюстрируют тот балаган, который должен быть призван характеризовать эпоху. Хотя должно было быть наоборот, стихи - вот самый документальнейший из документов той эпохи, они и только они должны были быть в центре поэтического спектакля, но не получилось. Одинокий голос поэта не пробился через искусственно созданный антураж.
Впрочем да, кто из тех, кто участвовал в этом спектакле помнит те "Восьмидесятые, усатые хвостатые и полосатые. Трамваи дребезжат бесплатные. летят снежинки аккуратные". Все было гораздо бесцветнее, чем показано в спектакле, и гораздо страшнее. Конечно, у режиссера была трудная задача. Художественная драматургия и кино еще не выработали штампов (как, например Рио-Рита для тридцатых) безошибочно отсылающих нас к той эпохе. Наиболее близко удалось приблизиться аниматорам. Мультфильм "Подарок" безошибочно вычленил все приметы того времени-безвременья. А театру еще осваивать и осваивать эту эпоху. Пока что первая попытка, можно сказать, оказалась весьма приблизительной.
Я уже писала о документальном фильме снятом про Бориса Рыжего. Фильм снятый без изысков, можно сказать, тупо в лоб. И именно, благодаря этому, фильм получился. Вот двор, вот качели, вот подъезд, вот соседи, которые не знают, кто такой Борис Рыжий, вот сын за компьютером (Спрашивают его, а чего отец повесился. Да, - говорит, - дурак был), вот жена, вот кладбище с рядами бандитских могил. И вот из этой простоты и непритязательности неожиданно выпукло встает портрет эпохи - пустой и страшной одновременно, и в ней истоки пронзительной лирики поэта.