December 18th, 2011

основная

Метель

Photobucket

Если что-то смиряет меня с этим городом, то это метель. Этот город слишком велик для меня, слишком разношерстен, слишком эклектичен, слишком "не верит слезам", чтобы я могла его полюбить. Но только, когда заметает этот город метелью, то я его люблю безусловно. Я люблю ехать, полускользя, ловя руль, по заметенным московским дорогам, когда сквозь густой снег полутаинственно светят фонари, когда снег скрывает уродство, и город становится таким уютным, снежным, негромко играет музыка в салоне, неутомимо работаю дворники, а ты пробиваешься сквозь снег к родному очагу.
основная

О сублимации неврозов в митинги

Сегодня беседовала с племянницей. Одним из ее мест работы является детский сад. Муниципальный детский сад, в котором есть группы для детей с генетическими отклонениями. Мы любим ругать власть, но не видим, что хорошего эта власть делает. По крайней мере несколько лет назад, о том, что в каждом районе Москвы откроют детские сады с группами для генетически больных детей, даже трудно было представить. Но речь не о том. Племянница моя сказала, что самая сложность - это не дети, самая большая проблема - это родители. Да им плохо, они понимают, что хорошо никогда не будет. Но вместо того, чтобы смириться с этим, они начинают вести бурную деятельность, писать повсюду жалобы, устраивать скандалы. Они все время пытаются найти вовне причины собственной неудовлетворенности.
Вот тоже мне думается и про волну протестующих в сети, мне кажется, что происходит сублимация собственных неврозов в претензию к власти.
Я племянницу свою спрашиваю - А ты ходила на митинг? - Нет, отвечает она, - Я была в Питере. Да и, если бы была в Москве, то не пошла бы. У нас на работе есть одна тетя. Вот она все этими митингами занимается, очень странная тетя. У нее дети выросли, она заскучала. А тут примкнула к какой-то партии, сразу почувствовала свою значимость. Вот я и подумала, что, если такие тети ходят в организаторах этих митингов, то мне делать таам нечего.