March 24th, 2014

основная

Айт бен Хадду

_MG_5469_1

Айт-Бен-Хадду – это укреплённый город, возведённый в XI веке в долине, что южнее горного хребта Высокий Атлас, на левом берегу реки Уарзазат. Столетия назад вдоль неё проходил путь караванов из Тимбукту в Марракеш через Загору, с целью охраны которого и был основан город.
Здесь снимались такие фильмы:
Лоуренс Аравийский (1962) Человек, который хотел стать королём (1975) Иисус из Назарета (1977) Бандиты времени (1981) Жемчужина Нила (1985) Искры из глаз (1987) Последнее искушение Христа (1988) Под покровом небес (1990) Кундун (1997) Мумия (1999) Гладиатор (2000) Александр (2004) Принц Персии (Пески Времени), сериал Клон.

Наша гостиница в Тамнугальте была в таком же глиняном замке (Касба). И надо отметить, что нигде мне так хорошо не спалось, как там. Глина дышит и в то же время дает приятную прохладу. Глиняные замки устроены так, что башни осуществляют естественную конвекцию воздуха. Поэтому этот башенный стиль сохраняется во всех арабских городах от Марокко до Эмиратов.
основная

Фес

"Месяц за месяцем мы ездили по Марокко, одержимые желанием найти дом, в котором моя мания величия смогла бы разгуляться на славу. Мы начали с Феса, который, без сомнения, является самым великолепным украшением Марокко. Это единственный арабский средневековый город, полностью сохранившийся до наших дней. Прогуляться по лабиринту улочек огромной медины — все равно что оказаться в сказках Шехерезады. Удивительные запахи, виды и звуки просто бомбардируют сознание. Даже самая недолгая прогулка оставит у вас ошеломляющие впечатления. В течение столетий Фес слыл городом несметного богатства, центром учености и торговли. Здесь полностью доминирует арабская архитектура. Такое вряд ли где встретишь. Декор местных зданий выигрывает от того, что процесс передачи знаний от учителя к ученику не прерывается здесь вот уже тысячу лет. Нам встречались в старом городе улочки, изобилующие мастерскими, где секреты традиционных ремесел обработки металлов и дубления кожи, мозаичного рисунка, ткачества, керамики и инкрустации по дереву веками передаются от отца к сыновьям."

Тахир Шах "Год в Касабланке"

Перебирая фотографии, я вдруг заметила, что до сих пор у меня руки не дошли до Феса. Откусываю потихоньку от Шефшауена и Эссуейры, добавляюю глиняные города, немного разбавляю пустыней. А вот Фес никак не дается, он оказался трудным для фотографирования городом. Начнем с того, что после уютного провинциального Шефшауена Фес ошеломил шумом, скученностью, теснотой и запутанностью медины. Огромные рияды в другое время года может быть поражали бы средневековым великолепием, но были холодны и слишком неуютны, чтобы проникнуться их красотой. Приехав в Фес вечером, мы дождались проводника, с которым побежали по узким лабиринтам медины, чтобы добраться до ресторана. Поужинав, мы снова побежали уже по совсем темным и подозрительным закоулкам. Добравшись до самого узкого и темного закоулка, наш Вергилий стал громко стучать в какую-то железную дверь. Мы встали, пытаясь понять суть этого действия. Дверь не открывалась. Проводник стучал еще громче. Так постучав минут десять, мы направились дальше по лабиринту. Нагш гид объяснил, что за дверью живет кум нашего проводника, и он вот непременно хотел показать и продать нам ковры в лавке этого кума. Но, к счастью, в этот вечер нам было не суждено лицезреть ковры.

На следующий день все за тем же Вергилием мы снова побежали по лабиринтам медины Феса.

_MG_4441_1

А это мы зашли в чайную, которая наверняка не менялась последние 200 лет, где из самовара, который грелся углями, мы попили настоящего марокканского чая, и тут же силы, уже было покинувшие нас, снова к нам вернулись, и мы дальше побежали - по ткацким и кожевенным мастерским и лавкам, по ковровым кооперативам, по лавкам зелещиков и торговцев пряностями, по средневековым аптекам. Да, чего только нет в Фесе. Даже "Good staff", шептали нам уличные барыги, настойчиво заглядывая в глаза.
основная

Фес. Адские красильни

_MG_4486_1

Collapse )

Теперь всегда, когда мне хочется поныть на свою работу, вспоминаю красильни Феса. И на любую прихоть начальства гвоорю, - "Слушаюсь", и беру под козырек.