July 21st, 2014

основная

О самолёте

Мне совсем бы не хотелось думать об этом несчастном самолёте, мне бы хотелось постить котиков и цветочки, солить огурцы и варить варенье. Но, увы, всё слишком серьезно, чтобы освободиттся от горьких мыслей. Если до этого злосчастного самолета, была надежда, что можно договориться, сторговаться, проскочить, то теперь слишком стало очевидно, что нас приравняли к Сирии, Ираку, Ливии и, конечно, же Ирану. Если кукловоды идут на такую жесткую провокацию, в которой истина никого не интересует, ни одно доказательство ничего не значит и бесконечно тиражируется ложь, то это говорит лишь об одном - нам объявлена война. Пусть пока это лишь массированная информационная атака, но мы же хорошо помним по Ираку и Сирии, что значит информационная война. Башар Асад был последним человеком, который мог бы применить химическое оружие, не самоубийца же он, но именно провокации с химическим оружием были поставлены во главу угла для уничтожения Сирии. И не пробирка ли непонятно с чем положила начало для уничтожения Ирака. И, когда идет такая жесткая провокация с кровавыми жертвами, которых кто-то обрек на смерть ради достижения своих целей, то это значит ставки очень высоки, и наши военные могут привести хоть сотни снимков с доказательствами, взывать к очевидности и непредвзятости, но все будет напрасно. У современной инквизиции виновные назначены заранее, и виновны они лишь в том, что владеют ресурсами, которые по мнению высокой инквизиции не должны им принадлежать, как людям второго сорта, гоям каким-то.
И лишь на одно остается надежда, что есть в отчизне люди такие, как Громов Владимир Порфирьевич, которые скажут - "Это наша земля, и мы её никому не отдадим".