December 25th, 2014

основная

(no subject)

еще в 2005 году в структуре ООН было создано три важных подразделения, призванных заниматься «конфликтным и постконфликтным урегулированием», — Управление по поддержке миростроительства, Фонд миростроительства и, главное, Комиссия по миростроительству (КМС).
Отвлечемся на эту тему — она того стоит.
Формально КМС занимается Африкой: на ее официальном попечительстве в настоящее время находятся шесть стран, три из которых — Либерия, Сьерра-Леоне и Гвинея (надо же случиться такому совпадению!) — послужили очагом зарождения континентальной эпидемии лихорадки Эбола. Многочисленные наблюдатели и раньше не раз замечали, что там, куда влезают некоторые учреждения ООН и прежде всего Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), тесно связанная с рокфеллеровским «Советом по народонаселению», очень часто начинают происходить некие эксцессы, «параллельные» тем, для предотвращения которых вмешательство вроде бы и осуществлялось.
Эти и еще три африканские страны — Гвинея-Бисау, Бурунди и Центрально-Африканская Республика — в официальной «повестке дня» КМС. Еще несколько представителей Черного континента, а также южноазиатский Непал включены в два других «механизма» «миростроительства» и получают «помощь» по линии Фонда и Управления ООН по миростроительству.
Официально — это все. Но кроме формальных обязанностей у КМС имеются и неформальные, содержание которых хорошо видно по динамике изменений состава ее руководящего органа — Организационного комитета (ОК). В ОК входит 31 страна: пять постоянных членов Совета Безопасности ООН находятся в нем неизменно, остальные 26 ротируются, хотя делают это не все. Например, Германия, Япония, Нидерланды, а также Бангладеш присутствовали практически во всех составах ОК начиная с самого 2005 года.
Так вот, в 2007 году, после очередной ротации, наблюдатели не без удивления обнаружили в составе Оргкомитета Грузию. А через год, в августе 2008 года, когда банды саакашистов ринулись на Цхинвал, подоплека этого ее «явления народам» стала ясной.
В 2011 году, когда в составе ОК появилась Украина, автор этих строк написал в вышедшей в том же году книге «Мифы „устойчивого развития“. „Глобальное потепление“ или „ползучий“ глобальный переворот?» буквально следующее:
основная

Джейн Эйр. Орсон Уэллс

Как же я раньше не видела этот фильм! Что за прелесть этот Джейн Эйр, наверное лучший Джейн Эйр среди всех постановок бессмертного твоения Шарлотты Бронте. Здесь Уэллс выступил не как режиссер (постановка Стивенсона), а как актер,и надо сказать, что играет он гениально, в него невозможно не влюбиться, что-то есть в нем такое, что заставляет сердце биться сильнее и сильнее. Игра Джоан Фонтейн тоже выше всяческих похвал, её лицо светится изнутри и, хоть Фонтейн и красавица, всё равно вверишь в то, что она дурнушка, освещенная внутренним светом. Операторская работа Джорджа Барнса замечательно передает настроение романа. Романтические пейзажи, может быть излишне драматизированные силы природы, всё это воздействует на зрителя и помогает глубже проникнуться идеей романа. А идея романа проста - что существуют настоящие чувства, просто надо встретить своего человека. И, что по-настоящему видят не глаза, а только сердце. Да надо сказать, что в эпизодической роли подружки юной Джейн Эйр снлась 11 летняя Элизабет Тейлор. Впрочем, вы имеете сами возможность насладиться этим замечательным фильмом. Сегодня в 00:00 по "Культуре".
основная

Взвешенный анализ

Других развилок не было. Все, что происходило с весны, диктовалось логикой, которую задали предшествующие события и выбор, сделанный на каждом из предыдущих перекрестков.

Резонно спросить, почему автор, анализируя возможные реперные точки, исходит из конфронтационного поведения сторон, не допуская более конструктивных действий?

Во-первых, российско-украинские отношения с начала XXI века в нарастающей степени отмечены антагонизмом, нежеланием достигать приемлемых компромиссов. Это усугублялось, и даже период Януковича породил скорее иллюзию сближения, чем реальное согласие. Во-вторых, российско-украинский конфликт — сердцевина большого геополитического противостояния (Россия — Запад).

В-третьих, и это главное, он основан на острой конфронтации самоопределений. Украина пытается идентифицировать себя через разрыв с Россией — реальной и вымышленной, символической. Россия же очерчивает ареал «своего» мира, который простирается шире границ 1991 года, и Украина — наиболее яркий пример чего-то несправедливо утраченного. И здесь невозможно примирение, пока естественным путем не установится какой-то новый баланс.

Поэтому все пути ведут в одном направлении, создавая ощущение необратимости. По крайней мере до момента, пока пружина не распрямится полностью.


Стоит прочитать и тем, кто "крымнаш" и тем, кто "крымненаш".