January 5th, 2015

основная

Мне не больно. Балабанов

Чтобы для меня смотреть после полуночи фильм - это надо, чтобы режиссер был гением. Фильм "Мне не больно" взял меня на крючок с первых кадров и не отпускал уже до конца. И я еще раз склоняюсь к мысли, что Балабанов был последним певцом ушедшей эпохи. Фильм "Мне не больно", снятый в 2005 году, это вальс-ностальгия по ущедшим 90-м, по тем временам, когда было всё возможно и одновременно все невозможно. И эта мелодрама, которая в руках другого режиссера, превратилась бы в слезливую поделку, в руках Балабанова неожиданно оказывается лучшим реквиемом 90-м. Я смотрела и удивлялась тому, как Балабанову удалось ухватить всю суть 90-х, каждый кадр, каждое движение вонзало свои шипы в мое сердце. Да, Балабанов так и остался в своих 90-х, прочувствовав эпоху всеми клетками своей души, и слал нам приветы из своих 90-х, пока чёрная болезнь не утащила его туда насовсем. Как точна у него в интонациях Литвинова, как хорош Михалков, прекрасен Яценко, великолепна Оболдина, не говоря уж о докторе - Маковецком. В фильме нет ни одной фальшивой ноты, всё так. И, как была обречена гдавная героиня Натэлла в исполнении Литвиновой, так и 90-е были обреченной эпохой, временем, когда казалось, что возможно всё, но все остались при своих, кроме тех, у кого были тузы в прикупе.
Да, хотелось бы еще сказать, что Балабанов слал свои приветы в будущее. Он делал настоящее вино, которое старея делалось только лучше. Вот и "Брат" из прекрасного далека смотрится совсем другими глазами. И фильм "Мне не больно", который вряд ли мог быть оценен сразу при выходе, сейчас, через 10 лет спустя, приобрел совсем другие черты, наполнился ароматом времени.
основная

Черный ворон или вкус 90-х

Я почти не помню эти годы, вероятно, потому-то что жила в глубоком анабиозе, но иногда вспоминаются какие-то странные эпизоды. Вот, например, такой эпизод - Я еду в троллейбусе и ем сливочное масло без ничего, без хлеба. А откуда у меня взялось это масло не помню, наверное, кто-то подарил. А вот другой эпизод. Меня нашел однокурсник зачем-то, к тому времени разбогатевший на контрабанде томографов, и сказал, что сейчас с ребятами приедут. И вот они приехали, привезя с собой росокшную по тем временам еду - колбасу, сыры, соки в пакетиках, водку и гитару. И вот в четыре утра в нашей бедной коммуналке раздавалась песня "Черный ворон" в исполнении хора мальчиков. А в 8 утра за мной приехал друг и мы поехали кататься на лыжах, прихватив со стола бутерброды с сырокопченной колбасой и ананасовым соком. И мы, разведя костер, ели эти бутерброды и пили ананасовый сок, и это казалось нам тогда несбыточным - весточкой из другого мира, где еще существует сырокопченная колбаса и льется рекой ананасовый сок. Вот таков для меня теперь навсегда вкус 90-х - это вкус сырокопченной колбасы и ананасового сока, приправленного песней "Черный ворон".
основная

(no subject)

Мы в гораздо лучшей ситуации чем вы, - ответил Дэвид.

Для того, чтобы купить кофе, вам нужно добыть нефть или газ и затем продать его. На словах это просто и быстро. Но на практике - это большая работа. Нам же для того чтобы купить кофе, нужно просто нажать на кнопку "Принт". Этот принцип касается не только кофе, он касается всего. Это как соревнование между работниками и волшебниками. Вы - работники. Для того, чтобы что-то сделать, вы должны затратить массу своих сил, труда, времени и энергии. А нам, для того чтобы получить то же самое что сделали вы или в два раза большее, достаточно просто махнуть один раз волшебной палочкой.

Вы продаете нам на Запад свои нефть и газ за доллары. Китай продает нам свои товары тоже за доллары. Периодически, мы забираем у вас и Китая эти заработанные вами доллары и выдаем вам вместо них наши долговые расписки - гособлигации США или как их еще называют "трежерис". Эти бумажки ничего не стоят, у нас просто нет такого количества активов, чтобы когда-нибудь по ним рассчитаться. Но нефть и товары при этом продаются за доллары, а доллары периодически обмениваются на долговые бумажки. Это бесконечный цикл - круговорот долларов в созданной нами финансовой природе.

Доллары, которые мы получаем от вас в обмен на наши бумажки, мы тут же запускаем на создание и поддержание враждебных по отношению к вам режимов в окружающих вас странах. Или ты думал, что это мы сами из своего кармана оплачиваем существование всех враждебных по отношению к вам стран? Нет конечно, это вы их оплачиваете, когда даете нам ваши заработанные деньги в долг, через механизм покупки трежерис. Точно такой же механизм мы используем против Китая. Мы берем деньги в долг у стран с сильной экономикой. И сразу даём эти деньги в долг под проценты, странам со слабой экономикой. Так как вернуть долги и проценты по ним, страны со слабой экономикой не могут, они вынуждены расплачиваться с нами натурой. То есть, своим внешнеполитическим курсом. Которым по сути руководим и управляем мы так, как нам хочется. Даже если в любой из этих стран, к власти придет честный и порядочный патриот своей страны и народа, он ничего не сможет изменить. Как только он не выполнит наших требований, мы потребуем от этой страны погасить долги немедленно. И голодный народ этой страны, под нашим чутким руководством, сам свергнет и повесит своего честного народного патриота. Или же в этой стране начнется гражданская война. Точно такая же гражданская война, как мы организовали недавно в Ливии и теперь в Сирии.
Вы будете продолжать давать нам в долг по схеме обмена ваших долларов на трежерис. А мы, на полученные от вас таким образом деньги, будем финансировать наших сторонников, воюющих против неугодной нам власти в тех или иных странах. И чем больше вы будете продавать своих нефти и газа, тем больше у нас будет денег, на ведение войны против вас и ваших интересов, по всему миру. Взамен заработанных вами денег, у вас будут накапливаться наши ни чем не обеспеченные долговые расписки. А у нас, геополитические успехи и новые колонии по всему миру, все ресурсы которых, мы будем использовать против вас.

Важно не то, что говорят и думают народы тех или иных стран. Важно только то, что говорят и делают подконтрольные нам власти этих стран.

А люди, люди могут думать и говорить что угодно – это их демократическое право. Людям надо давать возможность получать радость от той свободы слова и мысли, которой они теперь могут пользоваться в своих странах, в рамках нашей американской демократии. То есть, в рамках нашей американской власти над ними.

- Дэвид, ты что, считаешь, что мы такие бездарные и ни на что не способные, что мы не можем ничего этого делать? - спросил я.



- Я этого не говорил и я так не считаю, - парировал Дэвид.

Мы просто внушили вам, что вы бездарные, пьющие и ни на что не способные.

На самом деле вы не производите ничего из перечисленного не потому, что не можете. А потому, что мы запретили вам это производить. Если бы туземцы умели сами производить стеклянные бусы и красивые сладости, то разве они стали бы отдавать нам в обмен на эти безделушки, своё золото? Конечно нет. Или по крайней мере уже они, а не мы, назначали бы цены. Потому что в этом случае, у них был бы выбор и возможность отказаться от обмена, если этот обмен показался бы им несправедливым или невыгодным. Если бы вы производили перечисленные выше товары, то как бы тогда работал наш механизм обмена ваших природных ресурсов на наши конфеты и безделушки? Поэтому мы и запретили вам производить любые товары.



- Не понял, как это вы нам запретили? - возмутился я.



- Законодательно! - как само собой разумеющееся ответил Дэвид.

Мы запретили вам производить товары и развиваться экономически вашими же законами.

Точнее это не ваши законы, а наши. Это мы написали их для вас.

И по ним вы сейчас живете.

Конечно, никакого прямого запрета на производство товаров в этих наших законах для вас нет. Но если рассмотреть их в совокупности, то любое товарное производство в России, находится под законодательным запретом, с тройной гарантией. Мы потратили много грантов на создание вашего внутреннего законодательства таким образом, чтобы оно полностью блокировало развитие вашей промышленности и сельского хозяйства.

Мы стремились написать ваше законодательство так, чтобы любой человек живущий в России и занимающийся полезным производительным трудом, не мог быть не бедным и при этом, оставаться честным. И нам это удалось!

Вы постоянно слушаете ваших многочисленных экономистов и очень любите обсуждать проблемы вашей экономики. Но это бессмысленно.

Экономика - это дерево, которое приносит плоды. А законодательство - это почва, на которой растет дерево экономики. Вы можете сколько угодно поливать ваше дерево, окучивать и подвязывать его, разгонять над ним облака, давая доступ солнечному свету. Но если дерево вашей экономики растет на почве песчано-каменного законодательства, оно никогда не принесет вам плодов.

Написанное нами для вас законодательство - это и есть песок и камни, для вашей экономики и товарного производства. Поэтому у вас по сути нет ни первого, ни второго. Поэтому и доля России в общемировом ВВП, не превышает 4%.

Единственное что реально выгодно делать в России в рамках написанного нами законодательства - это добывать природные ресурсы, для их последующего обмена на наши товары. То есть, по нашим-вашим законам в России выгодно делать то, что нужно нам. Нам не выгодно, чтобы вы имели свои товары на вашем внутреннем рынке. И тем более нам не выгодно, чтобы какие-то ваши товары, продавались на наших рынках, создавая конкуренцию продукции наших товаропроизводителей.

Нам не нужна Россия в качестве конкурента на товарных рынках. Нам нужна Россия только в качестве поставщика необходимого нам сырья и рынка сбыта наших товаров.