March 20th, 2016

основная

Географ глобус пропил

Книга Иванова была написана в 1995-ом, издана в 2005 году, а фильм поставлен в 2013 году. Эпоха мобильников и рэпа в 95-ом была еще далека, а героями были рэкетиры и проститутки. Но, когда смотришь фильм, обо всем этом забываешь, потому что режиссеру, сценаристам и актерскому составу удалось вычленить то главное, что объединяет начало 90-х с 2013-ым, да и надо сказать с позднесоветским временем, да и можно копать глубже и дойти до чеховских героев. В общем, как писал поэт - Живи ешщё хоть четверть века, всё будет так, исхода нет. Вот и мечется герой Виктор Служкин (Константин Хабенский), не желая взрослеть и не желая ни за что брать ответственность. Играя в географа, который даже глобус свой пропил. А мог бы жизнь просвистать скворцом, Заесть ореховым пирогом... Да видно нельзя никак, Щелкунчик, дружок дурак. С женой нелады, ну да, выходя за него замуж бывшая его студентка надеялась совсем на другую жизнь. Другие женщины чего-то от него хотят, но ничего не получают, друг детства спит с его женой. Только его ученица Маша оставляет надежду, что не все еще потеряно. В 10-м классе всё в жизни еще так серьезно. Еще ржавчина вечной иронии не проела душу молодой девушки. Еще кажется, что если влюблена, то жить без него не сможет. - Сможешь, - говорит ей географ. Увы, он уже знает этот мир, и знает, что эта детская серьезность тоже пройдет. И останется одно - прятаться за маской клоуна, и запивать свою неприкаянность алкоголем.
Казалось бы всё плохо, а фильм оставляет надежду. Надежду, что из этих придурков-десятиклассников выйдут таки люди. Что этот бредовый поход не пройдет для них даром, что они прошли этот сложный порог на своем катамаране, они смогли. И что этот клоун-географ до них таки донес какую-то истину. Истину, что в мире все-таки существует что-то настоящее, ради чего стоить жить.
основная

В лесу раздавался топор дровосека

День выдался сегодня странный. То затмевало небо и снегопад окутывал все пространство, то облака куда-то девались и светило солнце, чтобы через 15 минут опять смениться снегопадом. На кормушечной площадке в Сокольниках почти-что никого не было, только два голубя дремали на ветках. Я бродила, уже готовая уйти несолоно хлебавши. Даже моржи стали спрашивать меня, чего я хожу кругами и не хочу ли искупаться. И тут я услышала мерный стук дровосека. Иногда этот стук прерывался первобытным криком. Иногда я думаю, что желна - это прямой потомок птеродактилей. Весь его облик напоминает леса юрского периода, да и крик желны будит совершенно первобытные воспоминания. Ну вот, приблизившись я сделала несколько кадров. К тому времени батарейка в фотоаппарате совершенно замерзла и не хотела выдавать электрическтва. Я засунула батарейку за пазуху. А желна долбила и долбила, осыпая меня густо щепками своего производства. Я уже стала опасаться, что верхушка березы свалится на меня, но тут желна перелетела на другое дерево и продолжила свою работу. Надежды, что она спустится поближе не оставалось, батарейка умерла окончательно, а я продрогши побрела к выходу из парка.

 photo IMG_2826.jpg

Collapse )
основная

На путяевских прудах

На путяевских прудах вовсю кипит жизнь. Моржи окунаются в полынью, собачники гуляют с собаками, пенсионерки с фотоаппаратами, спортсмены бегут вдоль прудов, милиционеры проверяют паспорта, таджики разговаривают по мобильнику. Удивили французские скауты, было приятно услышать французскую речь среди снегов Москвы. Особенно порадовало, что некоторые из скаутов были в коротких штанишках. С флагом с изображением лилии строем и под боевую песню на французском языке, где упоминались Сокольники, направились они домой, освоив очередной скаутский навык.

 photo IMG_2910.jpg

 photo IMG_2707.jpg

Collapse )