September 22nd, 2016

основная

Ангелы революции. Федорченко

Уж не снял ли Федорченко еще что-нибудь после "Небесных жен луговых мари", - подумала я и обнаружила, что да, есть фильм "Ангелы революции". После невыразимо прекрасных "Небесных жен", садилась смотреть с некоторой опаской, боясь разочарования. Но нет, "Ангелы революции" не разочаровали меня. Здесь уже сплелась совсем другая мифология - мифология революционного художественного авангарда и языческая мифология народов севера. Несмотря на то, что в истоках русского авангарда лежит как раз языческое, скоморошье художественное отображение действительности, здесь граница прошла по крови.
В основе фильма реальные факты - убийство хантами революционных миссионеров, разгон латышского театра перед премьерой. Но Федорченко был бы не Федорченко, если бы не вознес в общем-то кровавые факты в ранг высочайшей поэзии. Для тех, кто хорошо знаком с культурным кодом того времени, особое удовольствие находить отсылки, к известным культурным являниям того времени - здесь и Эйзенштейн с его мексиканским периодом, и Дзига Вертов, Лев Термен с его терменвоксом.
Чем хороши фильмы Федорченко - он не решает за зрителя, что хорошо, а что плохо. В его фильмах, как в фильмах нашего детства нет "белых" и "красных". Он просто сплетает искусный лоскутный ковер из того богатого материала, который лежит под ногами, и немногие режиссеры изволят его поднять. А здесь вот все сошлось - и сценарист Денис Осокин, и театр Николая Коляды и сам Федорченко, который не идет проторенными коммерческими тропами, а сам себе прокладывает путь. Фильм заканчивается документальными кадрами - авторы нашли ту девочку, родившуюся в первом советском роддоме на земле хантов, она уже едва ходит, но голос её хорош - и она поет песню "Жила бы страна родная, и нету других забот". И в этом, наверное, основной посыл фильма - все умерли - и авангардисты, превратившиеся в ангелов революции, и ханты, защищавшие свою древнюю шаманскую культуру от пришествия новой революционной культуры, а страна живет и все это не прошло даром, все это лежит в основе нынешней жизни, и ни один кирпичик нельзя убрать.