September 24th, 2016

основная

Я тоже хочу. Балабанов

Когда я думаю о Балабанове, почему-то всегда вспоминаю potap. Оба примерно одного года рождения - Потап 56-го, Октябриныч - 59-го, оба были талантливы и неприкаяны, обоих сгубила тоска, которую невозможно было залить алкоголем, оба были истинными христианами. А, как завещание, Балабанов оставил нам визуализацию свей "среднерусской" тоски в виде фильма "Я тоже хочу". Все хотят счастья - и бандит, и музыкант, и алкоголик, и проститутка, и сам режиссер, поставивший себя в один ряд с этими персонажами российской жизни. Впрочем, все они - это сам Октябриныч, музыкант, алкоголик, киллер и проститутка в одном лице, ну и "кинорежиссер, член Европейской киноакадемии". Об этом фильме невозможно писать рецензию, потому что фильм на самом деле документальный - это документ души режиссера. Здесь он предельно свободен - ему уже не надо думать о зрителе, критиках и "европейской киноакадемии", он уже знает, что это последний его фильм, ему лишь надо излить на экран эту свою тоску, вечную тоску, которой больны в этом климате все, у кого есть душа. Первые полчаса ничего не происходит, только проход Гаркуши под саундтрек "Аукциона" про сына, который ушел на войну. А война всегда идет на окраинах нашей империи, и невозможно уберечь своих сыновей, и это источник этой неизбывной тоски. Кстати, есть еще один герой в фильме - это сын Балабанова - Петя. Единственный, которого режиссер приговаривает к счастью, и не к тому, которое дает "колокольня счастья", а к простому нормальному человеческому счастью. Можно сказать, что Балабанов написал свой вариант "Сталкера", но, очистив от всякой художественности, оставив голый скелет, он спешил высказаться, ему уже некогда было возиться со всякой художественностью. В начале фильма Гаркуша заходит в храм, выбирает к какой иконе поставить свою тоненькую свечку, ставит, крестится. Есть вера, но нет облегчения, даже вера не способна утолить неизбывную печаль. И вот герои едут к неведомой "колокольне счастья", про которую бандиту рассказал батюшка. Это "зона", но в которую пропускают автомобиль героев с бандитским номером 001, потому что "Патриарх велел пускать всех", — об этом сообщают путешественникам охранники возле вполне официального полосатого шлагбаума.
Колокольня принимает всех, кроме бандита - "за людоедство" и самого Октябриныча. Даже тут в своем последнем слове Балабанов не дал себе утешения. Аминь.