December 15th, 2020

основная

Лирическое отступление

Петр Попов. Подполковник ГРУ (и одновременно агент ЦРУ США)
Специально для работы с Поповым было создано спецподразделение ЦРУ SR-9 (Soviet Russia), впоследствии именно SR-9 будет руководить действиями всех агентов в СССР. Координатором его действий стал Джордж Кайзвальтер. ЦРУ щедро оплачивало услуги подполковника. В свою очередь тот выдал всех известных ему агентов в Австрии, а также систему подготовки кадров для КГБ СССР и ГРУ и организационно-штатную структуру этих ведомств. Неоднократно Попов информировал ЦРУ по всем аспектам текущей деятельности советской военной разведки в Австрии, добывая сведения с использованием служебного положения. Подполковник передал Кайзвальтеру ряд ценных сведений о советском вооружении и военной доктрине, например, копию военных уставов тех лет, схемы организации бронетанковых и мотострелковых дивизий в Советской Армии. Также ЦРУ сумело получить через Попова отчёт о проведении в 1954 году на Тоцком полигоне первых в СССР военных учений с использованием ядерного оружия.

23 декабря 1958 года ЦРУ совершило главную ошибку, стоившую их агенту жизни — секретарь неверно понял указание послать Попову письмо с инструкциями, и отправил по его домашнему адресу в Калинин (ныне Тверь). Попова отозвали в Москву, где установили за ним плотное наблюдение. В течение января-февраля 1959 года фиксировались его встречи с агентами ЦРУ в СССР. 18 февраля 1959 года Попова задержали на Ленинградском вокзале в Москве. При обыске по месту жительства Попова в Калинине были обнаружены 20 тысяч рублей, пистолет «Вальтер», шифры, инструкции по связи с резидентурой США. Попову было предъявлено обвинение в измене Родине. Попов согласился на разведывательную игру с резидентом США в СССР Расселом Лэнжелли, работником посольства.

"Попов был арестован 18 февраля 1959 года у билетных касс Ленинградского вокзала, при нем нашли записную книжку с номером домашнего телефона Лэнжелли, пароль для вызова на встречу, шесть листов специальной копировальной бумаги, пакет с агентурным донесением, а при обыске в доме -средства для тайнописи, план радиопередач, шифровальные и дешифровальные блокноты, более 20 тысяч рублей денег. Об аресте Попова объявлено не было, чекисты легендировали (перед окружающими и потенциально - перед ЦРУ) его перевод на службу в Уральский военный округ (в инженерно-саперный батальон в городе Алапаевске Свердловской области). Для подготовки информации о новом месте службы, которая показалась бы достоверной для ЦРУ, на Урал были командированы офицеры из 2-го и 3-го Главков (одним их них был военный контрразведчик Борис Гераскин, будущий генерал-майор)".

Связаны ли эти два события - раскрытие двойного агента Попова и начало операции по бутафорскому поиску группы Дятлова. Возможно да, а возможно и нет.
Но, давайте, восстановим эти февральские дни. Ивдельскому прокурору известно о гибели студентов. 6 февраля открыто уголовное дело. 15 февраля Ивдельского прокурора вызывают в Свердловск для доклада об этом событии. Ему нужно знать, были ли сведения, что Дятлов говорил о задержке до 15 февраля. Если да, то его бездействие оправдано (пока нет контрольного срока, то что-либо делать вроде бы как и не надо). Если нет, то можно получить и по шапке.
Но тут что-то случается, что в корне меняет ситуацию. Из предыдущих материалов дела остается лишь допрос некоего связиста от 6 февраля. Кстати, не допрос, а просто песня -
"Свидетель показал: Во второй половине января месяца 1959 г. на Поселке Вижай я видел две группы туристов.
Которые направлялись в район Уральского хребта, лично с ними разговоров не имел.
В первых числах февраля месяца 1959 года в поселке Вижай были сильные ветры.
Ветер поднимал массу снега и наносил сугробы (хотя осадков практически не было, были на открытых местах занесены дороги. Я проживаю в поселке Вижай 1951 года таких ветров не помню что были в первых числах февраля 1959 г."

Уже затем организовывается бутафорская последняя стоянка , там же подбрасываются пленки и дневники, а так же трупы пятерых участников группы.
основная

Вижай - 41-квадрат - Северный-2

Что-то тут никак не сходится с таймингом, если опираться на различные протоколы допроса и дневники.

Давайте попробуем разобраться по таймингу:
Валюкявичус -
Эти туристы спали одну или две ночи в поселке 41 кв. По указанию начальника участка т. Ряжнева я этих туристов сопровождал до пос. 2-й Северный они шли на лыжах а их груз я вез на подводе. На поселок 2-й Северный мы прибыли в одиннадцатом часу вечера.
Один из туристов положил в вещевой мешок породу керна от выработок бурения и попросил меня отвезти это на 41 км. В то же время он сказал, чтобы я обратно ехал тихо, а он меня догонит, так как он не мог идти в поход дальше по болезни, у него заболела нога.
Я выехал с поселка примерно около 10 часов утра, туристы остались там. На 41 км приехал около трех часов дня ( а не слишком ли много для 22 км. пути на лошади?) и через некоторое время появился один турист, который собрал породу.
Дряхлых:
27 января 1959 г. вечером в 5 час дня на автомашине из пос. Вижай прибыла группа туристов в количестве 10 человек. 28 января 1959 года утром (уже кто-то неправ, если выехали утром, то не могли прибыть в одиннадцатом часу вечера) две лошади лесоучастка были направлены на 2 северный рудник за железными трубами куда был направлен рабочий Великявичус Станислав Александрович. На этих попутных лошадях были увезены вещи туристов. 29 января я встретил на бараке 41 квартала рабочего Великявичуса, который сгружал привезенные трубы.
Ремпель:
На это они ответили данный вопрос разрешим когда прибудем на второй северный рудник. После чего они от меня ушли и 26 января (из Вижая)на попутной машине выехали в пос. 41 квартала.
Ряжнев:
В 41 квартале группа туристов из Свердловского Политехнического института в составе 10 человек – 8 мужчин и женщин 2 прибыли на автомашине 26 января 1959 года примерно в 7-8 часов вечера Все они прожили в 41 квартале 2 дня, т.е. 26 и 27 января. Ночевали в нашем бараке. 2 ночи. В имеющемся у нас магазине они закупили какие-то продукты. Ко мне обратились 27 января мужчина с женщиной и попросили лошади для перевозки вещей и продуктов до 2-го северного рудника, который находится от 41 кв. на расстоянии 22 км. Лошадь им выделил и дал им возчика Велюкявичус Станислава Александровича. 28 января 1958 г. примерно в 10 часов утра они с ним уехали на 2 северный рудник. (Теперь вопрос - зачем туристам ночевать две ночи в каком-то поселке? Причем до Северного-2 есть дорога и расстояние 22 км. всего. При этом этой остановки нет в плане маршрута. То есть, тут уже начинается какая-то чертовщина).
Из 10 туристов увезенных на 2 северный рудник один на второй день вернулся обратно в 41 квартал и кажется он у нас ночевал но точно не помню.
Юдин:
в г. Ивдель приехали в ночь на 25 января, откуда на автобусе на следующий день выехали 26 января 1959 г. после обеда, в тот же день приехали в пос. 41-го квартала ( а Вижай где?), там переночевали в общежитии лесозаготовителей, 27 (исправлено с "28" - прим. сост.) января 1959 года наша группа на лыжах вышла в направлении пос. 2 Северного. Вечером 27 января 1959 г. мы приехали (или все-таки пришли на лыжах?) в пос. 2 Северный, там переночевали в заброшенной избушке.
У меня заболела нога, я в походе участвовать не мог, поэтому 28 января 1959 г. из пос. 2 Северный вернулся обратно в гор. Ивдель. ( Почему тогда повернул назад не из 41 кв, а еще мучился шел пешком и обратно 22 км до Северного-2 + 22 км от Северного-2?) - Вот тут мы уже видим расхождение в показаниями Велюкявичуса.
Уфимцев:
сразу-же заказали телефон Вижая и разговаривали с работником Лага тов. Хакимовым, который сказал, что они группу Дятлова подвезли на машине до рудника Северный 27 января и они говорили, что обещают вернуться в Вижай не раньше 15 февраля и сообщил, что обратно группа не проходила. ( так Хакимов дал машину сразу из Вижая до Северного, и никакого квартала 41 не было вообще?).

Обратимся теперь к дневникам.
Дубинина:
26 января. Вообще нам надо было на Северный 2-й, но дело шло к вечеру и мы решили остановиться на 41-ом. в 4.30. (Странно, если на следующий день они прибыли в Северный в одиннадцатом часу вечера)

Колмогорова:
26.1.59г
Спали на кроватях. Встали поздно, поздно. Мы с Рустиком дежурные. Пошли в столовую. А потом ждали машину и поехали. Нынче дорога не такая красивая, снега меньше. Зону с дороги уже сняли. Ехали долго. У меня, как всегда, опять отыскался какой-то земляк. Приехали на 41-ый поселок. Здесь работают просто рабочие, не заключенные, а вербованные. Есть много умных из них. Остановились в комнатушке шофёра. Сегодня последний день цивилизации. Рустик очень хорошо играет на мандолине, мне очень нравится слушать его. Сегодня одела Юркины варежки, но как мне не хотелось одевать их! Но мне сказали, что не одевать - нехорошо, поэтому одела. Разговариваем. Слегка. (Очень странный текст, согласитесь. Комнатушка шофера. Последний день цивилизации. Юркины варежки. Уже тут происходит какая-то чертовщина)

Из всего этого пока единственный достоверный факт - 26 января 1959 года группа Дятлова выехала на автомашине из поселка Вижай. Все что последовало за этим покрыто мраком неизвестности.

5dd0a1995347f29ce6851c25e4cb1a99

Фотография, которая нам должна доказывать, что студенты встречались с вольнонаемными в 41 квартале - явный фотомонтаж. Отсюда можно сделать вывод, что группы Дятлова в 41 квартале не было. А, если и были (что маловероятно), изображенные там люди вообще левые, фото (людей, к которым приляпали Дятловцев) сделано совсем в другое время и в другом месте.