December 25th, 2020

основная

Немного истории

Тут наткнулась на воспоминания Карелина. Карелин в феврале 1959 года тоже был в походе по Северному Уралу, только вышли они не 23 января, как группа Дятлова, а позже - 7 февраля и шли южнее. Когда они вышли к Серову, на вокзале их кто-то спросил - Не вас ли там ищут? Потом Карелин и член его группы Атаманаки были тоже привлечены к поискам группы Дятлова.
Тут вот кусок из его воспоминаний:

Ну, надо сказать, что проект "Буря", который принадлежал КБ Лавочкина был альтернативой проекту "Р-7" под руководством Королева.

Рассматривалось несколько вариантов маршевой ступени МКР «Буран». Были варианты с различной по массе полезной нагрузкой. Предусматривалось отделение центрального тела, как и у «Бури», что повышало точность попадания в цель. Для стабилизации центрального тела, как и у «Бури», на нем устанавливались четыре небольших стабилизатора. Но был наиболее интересный вариант с размещением на маршевой ступени МКР «Буран» кабины пилота для участия пилота на определенном этапе испытания. Предусматривалось катапультирование пилота и спуск его на парашюте. Все это нужно было М.В.Мясищеву для выяснения некоторых вопросов, связанных с пилотированием гиперзвуковых самолетов,

Пока не знаю, для чего в своих воспоминаниях Карелин приплел "Бурю", но пока оставлю здесь, для закладки.
основная

Про Огнева-бороду

Вот кое-что интересного нашлось в просторах интернета:

Версию выдвинул питерский исследователь дятловской трагедии Кирилл Казачинский, но и автор этих строк принимал участие в обсуждении и в приведении версии к ее окончательному виду.

Суть такова: Кирилл раскопал, что в 70-80-е годы жил и публиковался некий провинциальный писатель. Совсем уж провинциальный, и не только в смысле места жительства, — его книжки выходили лишь в челябинском Южно-Уральском книжном издательстве небольшими для Советского Союза тиражами (максимальный 75 000 экз., и это в самой читающей стране во времена миллионных тиражей, причем жанр сверхпопулярный, шпионский роман).

Творил писатель под псевдонимом Огнев.

Казалось бы, совпадение. И годы не те, и Урал — Южный, не Северный и даже не Средний, где находится Свердловск. И, опять же, Огнев — всего лишь псевдоним, а по-настоящему звался автор Спичкиным Владимиром Михайловичем.

Но все не так просто.

Для начала с допустимой погрешностью совпадает возраст Огнева-Бороды и Огнева-Спичкина. Первый 1931 года рождения (дата указана в дневнике Юдина), но все дятловцы отметили, что выглядел их новый знакомый на несколько лет старше. Огнев-Спичкин родился в 1927 году.

А еще Спичкин до того, как стать профессиональным писателем и по совместительству заведующим отделением все того же Южно-Уральского издательства, — свыше тридцати лет, с 1944-го по 1975-й, прослужил в КГБ, откуда уволился в запас в звании подполковника. Тяга к литературным занятиям обуяла чекиста Спичкина еще на службе, первая книга вышла за пять лет до отставки, — отсюда и необходимость в псевдониме.

Чем занимался писатель-чекист в КГБ, покрыто мраком неизвестности. Ни малейшей информации. Последняя должность «начальник подразделения областного Управления КГБ», — и поди знай, чем это подразделение занималось.

При сравнении портретов Огнева-Бороды и Огнева-Спичкина некоторое сходство просматривается, но не более того. Трудно выделить из групповых снимков портреты Бороды приличного качества, а борода сильно меняет лицо и затрудняет опознание. К тому же единственный найденный снимок Огнева-Спичкина сделан спустя три десятилетия после дятловской трагедии.



Ну, тут нет никакого противоречия с воспоминаниями Виноградова про геолога Огнева, картежника, который к тому же не очень охотно рассчитывался по картежным долгам. Да, и то, что он кочевал из одной геологической партии в другую вполне ложится на предположение о его принадлежности к некоей организации. Было бы странно, если бы в каждой геологической партии не присутствовал свой штатный или внештатный сексот. Тем более мы уже выяснили, что вся радиосвязь в отдаленных районах велась через радиостанции геологических партий.
Но вопрос у меня возникает другой. Зачем все писатели дневников уделили столь большой внимание фигуре некоего геолога Огнева-бороды, тогда как их новый товарищ Золотарев, с которым они познакомились уже на вокзале в Серове, остался совсем без внимания. Золотарев упомянут лишь в одной строчке про новые песни. Огнев-борода присутствует во всех дневниках.
Ну и становится понятно, почему в протоколах допросов отсутствует допрос Огнева-бороды. (Тем более он и свой адрес там оставил - Няксимволь (Соболиное плесо)). Даже искать его не надо было. Пришел бы к нему капитан Чудинов, а он ему под нос красную книжицу. Капитан Чудинов под козырек, - "Все больше вопросов не имею".