January 14th, 2021

основная

Туманные разговоры о какой-то группе, которая долго бродила и вернулась туда, откуда вышла

Вот и я оказалась в той же ситуации. Долго бродила и вернулась туда, откуда вышла. Точнее, как начала я с версии Ракитина, так туда и пришла окольными путями. А именно, к версии с ЦРУ и с зачисткой, оказавшихся на их пути туристов (ну, не совсем туристов, а негласных помощников ГРУ). Да-да, не случайно в мою летопись вкрались Джордж Блейк, которого уличили в работе на СССР и Пётр Семенович Попов, которого в феврале 1959 года поймали, как агента западных разведок. Но в этой двойной игре похоже, что наши тузы были биты их козырями. И то, что для нашего ГРУ казалось просто натаскиванием молодых щенят, неожиданно обернулось большой бедой. И тут уже пришлось привлекать "киносценаристов" с "киномонтажерами", чтобы скрыть столь неприглядный факт.
Недавно мне приснился сон, в котором я спрашивала себя - А интересно, кем стали Слободин, Колмогорова, Дятлов? Но тут я проснулась, и сказала - стоп, стоп, они же погибли, они не могли уже никем стать. Но может быть есть другой пространственно-временной континуум, где они стали выдающимися учеными, военными, космонавтами. И им не надо всю жизнь скрывать правду, как их сверстникам Слобцову или Юдину.
основная

Какие остались темные углы

1. Откуда радиация, и была ли она?
2. Самолет Бурмантово-Воленпауль и Ивдель-Саранпауль. Почему у Слободина сохранился паспорт. Почему разрабатывалась линия, что дятловцы хотели уйти за границу? Были ли на это реальные основания?
3. Почему изъяли "Вечерний Отортен" и зачем Аксельрод держал его в руках
4. Почему в "Копии дневника Дятлова" упоминается, что шли они 8 км. по Ушме, и почему капитана Чернышева послали искать следы на Пурме
5. Кто мог быть реальным автором "Копии дневника Дятлова" и для кого этот дневник писался.
6. Ремпель
7. Мандарин и мандолина - какова их реальная роль
8. Почему рабочие не пошли на работу и все поют и поют.
9. Откуда так много дыр, что все время их надо зашивать.
10. Когда же группа Шумкова и Владимирова видела сигнальную ракету (самолет, вертолет) - 2-го февраля или 5-го февраля, или это были два различных события.
11. Фотографии Мохова - это позднейший "вброс"?
основная

Лирическое отступление

Когда-то еще в позапрошлой жизни работала я в одном НИИ. Нередко к нам приходили серьезные дядьки из СредМаша, какие-то мы с ними разговоры вели. И тогда в моем, практически, единоличии был американский суперкомпьютер, которого у нас никак быть не могло, потому что было эмбарго в те годы. Быть его у нас не могло, однако, он у нас был.
Так же с вертолетами. Ми-4 (по классификации НАТО: Hound) — советский многоцелевой вертолёт, разработанный в ОКБ Миля в начале 1950-х годов. Был первым военно-транспортным вертолётом вооруженных сил СССР. Имел такую же компоновку как у американского Sikorsky S-55. То есть, Sikorsky S-55, не мог быть доставлен в СССР, а был доставлен из Кореи. Если мы вспомним, где был завербован Джордж Блейк, то и доставка Sikorsky вполне объяснима. И Ми-4 был разработан в кратчайшие сроки, чего быть не могло при номальном цикле разработки.

Вертолет Ми-4 является первым военно-транспортным вертолетом в отечественных вооруженных силах. Создание вертолета было ускорено возросшей ролью вертолетов в вооруженных силах, подтвержденной на практике в военных действиях в Корее, особенно при высадке вертолетами в 1951 г. морского десанта в Инчоне.

Разработка, летные испытания и внедрение вертолета Ми-4 в серийное производство были осуществлены в рекордно короткий срок — в течение одного года: 5 октября 1951 г. было подписано постановление правительства о создании вертолета и началась его конструктивная разработка, а уже в июне 1952 г. первый опытный вертолет БД-12 (вертолет десантный на 12 мест) совершил первый полет (летчик-испытатель В.В. Виницкий) и в этом же году начал производиться серийно. В 1953 г. первые серийные вертолеты Ми-4А успешно прошли войсковые испытания и стали поступать в вооруженные силы.

Военно-промышленный шпионаж в годы холодной войны и далее был широко распространен.
Поэтому не исключено, что на Северном Урале в феврале 1959 года была запланирована очередная "доставка". Правда, мы не знаем, была ли она успешной ( в смысле доставки).
основная

О "немецком" аэродроме на Северном Урале

Немецкому командованию была жизненно необходима информация о метеорологических условиях, как сейчас говорят «в режиме реального времени», в советском секторе Арктики. Эта информация была необходима для «волчьих стай Денница» - групп немецких подводных лодок, действующих в арктических водах. Дело в том, что авиация, базирующаяся на аэродромах Норвегии, перекрывала не все маршруты судов, которые немцы хотели контролировать. Единственным средством, позволяющим решить эту задачу, были подводные лодки. Но им нужна была информация о погоде и ледовой обстановке. Частично эту информацию им давали специальные немецкие метеорологические разведывательные корабли (наверное, это единственный случай во время Второй Мировой войны, когда регулярно применялись подобные суда). Но к востоку от Шпицбергена действовать они не могли. Единственным способом получения метеорологических данных были тайные немецкие метеорологические базы.

Во-вторых, реально, и это правда, немецкие подводные лодки действовали и в Карском море, и восточнее. Подводные лодки во время Второй Мировой имели весьма большой радиус действия, но все равно требовали дозаправки и отдыха экипажей. Так в Арктике появились базы для подводных лодок.

Сколько всего было немецких станций и баз в советской Арктике, доподлинно не известно.

Самой известной из всех секретных баз нацистов в советском секторе Арктики считается тайный опорный пункт метеоэкспедиции с радиопозывными «Кладоискатель». Он существовал в 1943—1944 годах (имеются данные, что склады-базы советские летчики наблюдали еще в 1942 году) на самом западном острове архипелага Земля Франца-Иосифа — острове Земля Александры.

И этот феномен даже сегодня сложно объяснить. Ведь впервые фашистский самолет типа Do-215, круживший над архипелагом, был замечен советскими летчиками Полярной авиации в марте 1941 года. Во время войны наши полярники наблюдали здесь признаки явного присутствия нацистов. А экипаж Ильи Мазурука (знаменитого советского полярного летчика) — еще и работу неизвестной радиостанции, красные ракеты, чужой склад продовольствия, закрытый металлической сеткой от медведей. И все же лишь 12 сентября 1951 года, когда в пролив Кембриджа, разделяющий острова Земля Георга и Земля Александры, пришел ледокольный пароход «Семен Дежнев», советские специалисты осмотрели остров. Здесь, недалеко от края восточного ледника, в точке с координатами 80 градусов 50 минут северной широты и 47 градусов 04 минуты восточной долготы, была найдена фашистская метеостанция: пять блиндажей примерно на три десятка человек, метеоплощадка и антенная радиомачта.

На острове Земля Александры была не только метеорологическая база, но и база для подводных лодок! Нашли ее в несколько заходов. Дело в том, что у метеорологической базы был свой аэродром! Да-да, в тундре были проложены специальные металлические пластины и создана дренажная система для отвода грунтовых вод. Удивительно, что в 50-е годы рядом с этой взлетной полосой был построен аэродром для советской полярной авиации…

Однако, такие базы располагались не только на архипелаге Земля Франца-Иосифа.

С 5 по 20 августа 1943 года экипажем подводной лодки U-255 (входила в группу подводных лодок «Викинг», оперирующей в советской Арктике) на северо-восточном берегу архипелага Новая Земля был создан пункт заправки гидросамолетов-разведчиков BV-138 (в 60 километрах от мыса Желания, взлетная полоса на мысе Константина).

Не забыли нацисты и о Береге Харитона Лаптева. Здесь, на берегу бухты Волчья (архипелаг Норденшельда) в 1946—1947 годах было обнаружено еще одно продовольственное депо гитлеровцев. Там сохранился большой запас норвежских и датских консервированных продуктов и растительного масла, а также склад осветительных ракет «Nicolaus». Более того, на островах Мона сразу же после войны было обнаружено место для отстоя немецких подлодок с большим количеством пустых банок из-под различных консервов и пустых бутылок из-под «Hermann Meyer, Berlin» и датского брусничного сиропа.

Для тайного ремонтного пункта нацистских подлодок были выбраны самые безлюдные места нашей Арктики - вышеупомянутые бухта Волчья и Ледяная гавань, берег островов Мона и Вардропер и бухта Слободская (у восточного берега в Енисейского залива). А с 1944 года еще и остров Столб в дельте реки Лены, и остров Капля в архипелаге Северная Земля.

Самый отдаленный опорный пункт фашистов был создан в дельте реки Лена. По воспоминаниям видевших секретную базу нацистов, она была создана на плоском острове, укрытом от ветров высокой скалой на левом берегу безымянной протоки. Для надежности — имела выход в море Лаптевых сразу через две протоки: Быковская и Исполатова. В тайной базе был построен двухсотметровый бетонированный причал высотой до пяти метров. На причале через каждые десять метров были вмурованы швартовные кнехты. Большая пещера, к которой примыкал причал, сверху была укрыта многометровыми скальными породами на всю длину. Площадка, на которой было складировано примерно шестьсот бочек с соляркой и керосином, по триста литров каждая, была так же укрыта за скалой и соединялась с причалом узкой рельсовой колеей.


Источник: https://versia.ru/ot-novoj-zemli-do-delty-reki-lena-geografiya-tajnyx-nemeckix-baz
основная

И еще о вертолетах

Согласно воспоминаниям дочери Миля Елены, их очное знакомство могло состояться во время пребывания делегации советских вертолетчиков в Америке в 1960 году, однако два великих конструктора так никогда и не встретились.

«Сам Сикорский на фирме так и не появился, — рассказывала она «Комсомольской правде». --Вероятно, Госдепартамент не разрешил ему эту встречу, опасаясь обмена идеями между конструкторами. Объяснение было такое: «Он заболел, у него спина не гнется». Однако в наше посольство в Вашингтоне на имя Миля пришло письмо от Сикорского на фирменном бланке. А в нем вот такие строки: «Дорогой Михаил Леонтьевич, я сожалею, что пропустил возможность встретиться с вами».

В книге Николая Надеждина «Игорь Сикорский: «Русский витязь» дается следующая интерпретация этого эпизода. В 1959 году Никита Хрущев посетил США, и президент Дуайт Эйзенхауэр показал ему свой вертолет, выпущенный компанией Сикорского. Первому секретарю ЦК КПСС аппарат понравился. По возвращении в СССР он пригласил к себе Миля и поручил ему сделать вертолет для высшего руководства партии. Конструктор справился с задачей. А потом СССР решил купить у фирмы Сикорского две машины. В составе экспертной группы в Америку отправили и Миля.

«Советскому конструктору позволили провести целый день на заводе Сикорского и пообещали встречу «с самим». Однако Сикорский от встречи уклонился. Руководство компании (Сикорский был уже на пенсии) заявило, что «у Игоря Ивановича ужасно болит спина». Миль очень сожалел, что ему не удалось поговорить с легендарным конструктором, и передал в дар Сикорскому модель своего вертолета «Ми-4». Сикорский откликнулся письмом — его Миль получил, уже вернувшись в СССР.

«Салонный» S-58 оказался и в Советском Союзе. Это длинная и полудетективная история, но, если позволит читатель, вкратце можно поведать о ней. В 1959 г. премьер Н. С. Хрущев был с визитом в США, так сказать, гостевал у Дуайта Эйзенхауэра. Президент возил нашего премьера на шикарно оборудованном S-58. Удобство использования, комфорт, доступность всех красот за бортом потрясли гостя. В общем Хрущеву машина приглянулась. Видя это, гостеприимный хозяин спросил, не желает ли премьер иметь в своем распоряжении такой же вертолет. Наш премьер пожелал. Но скоро только сказка сказывается. Вертолеты входили в список стратегических товаров, поставки которых за «железный занавес» были запрещены. Однако авторитет Эйзенхауэра и лоббисты вертолетных фирм, весьма заинтересованные в крупной сделке, сломили сопротивление конгресса. Продажа была разрешена, правда, при условии, что «салонные» вертолеты будут использоваться только по своему прямому назначению. Несколько фирм сразу предложили свои услуги. И дело заключалось не только в выгодной сделке (около 2 млн. долларов). Контракт был очень престижным. Лед холодной войны плавился на глазах. Через несколько месяцев ожидался ответный визит Эйзенхауэра в СССР. В общем контракт для фирмы был хорошей рекламой.

Для выбора техники в США вылетели М. Л. Миль и начальник ЛИИ Н. С. Строев. Из предложенных вертолетов были выбраны S-58 и Боинг-Вертол V-44. Решили купить по две машины каждой фирмы. В марте 1960 г. контракт на поставку четырех вертолетов был подписан.

По контракту фирмы Сикорского и «Боинг-Вертол» обязывались обучить наших летчиков и механиков. Под видом механиков в сентябре 1960 г. в США были направлены крупнейшие специалисты, но американцы их быстро раскусили. Выдали солидные животы и знания. Фирме Сикорского «достались»: заместитель главного конструктора фирмы Миля, старейший специалист по винтокрылой технике В.А.Кузнецов, начальник ЛИС МВЗ Д .Т.Мацицкий, начальник отдела трансмиссий А.К.Котиков и начальник отдела устойчивости и управляемости С.Ю. Есаулов (он же переводчик). В отличие от «механиков» летчик был настоящий - Ю.А.Гарнаев. Он должен был освоить оба вертолета, S-58 и V-44.
основная

Читая дневники группы Дятлова

Люда считает деньги, крупные деньги. В комнате художественный беспорядок. Интересно, сколько же у них силы воли. И вот настали последние минуты прощанья. Перед отходом «спели» несколько песен.
На сей раз было много очень новых песен, которые мы тянули с помощью инструктора Золотарева А.А. На вокзале встретили ужас. тут Ю.Криво затянул песню. Все сидят, молчат, боятся. Ребятишки ревели и кричали. Диспут-беседа о любви по провокации Колмогоровой. Песни, ревизия, Дубинина под сидением, чеснок с хлебом без воды. Большой зал ожидания. Весело. Песни. Вчера целый вечер до 3-х часов пели песни. С нами инструктор Кауровской турбазы Александр Алексеевич Золотарев. Знает очень много новых песен. Просто радостно как-то, что узнаем новые песни. Даже расплакались. Наш Юра вздумал пройтись с шапкой вокруг вокзала, причем с исполнением какой-то песни. Юрку пришлось выручать. Ребятишки до того привязались, особенно к Зине, что расставались со слезами. В поезде во все горло орали песни под мандолину да и просто так. Обещал надавать в зубы. В конце концов, ничего не доказав и не получив, он умотался. Приходил Юрка, попел с нами немного и ушел. А мы чего-то пели, пели, а потом вдруг как-то незаметно перешли на тему о любви, в частности о поцелуях. Болтали всякую ерунду, конечно, всем было интересно, все говорили, стараясь перекричать друг друга и опровергнуть другие высказывания. Сашка Колеватов так превзошел всех, наверное, он это говорил со слов других. Тесно было не настолько, однако, чтоб не петь, что и делалось почти всю дорогу до Вижая. После обеда, который прошел в теплой «дружественной обстановке», переселились в «гостиницу», являет собой обычную избу на три окошка. Сходили в кино, оставив «домовничать» Дорошенко и Колеватова. Потом нас отвели в гостиницу. Целый вечер говорили. Был диспут о любви, о дружбе, о танцах и прочем, прочем. Я говорила много того, что совершенно несвойственно мне и лишь иногда старалась, даже не старалась, а прорывалось искреннее. Опять, конечно, пели. Голос я уже совсем пропела. Юрка все-таки добродушный человек, по крайней мере, судя по его поведению. Я ж остаюсь все равно верна себе. Проводили блиновцев со слезами. Настроение испорчено. В общем, мне очень и очень тяжело. Сидящий рядом Юрка Криво все стонал. Игорь Дятлов стал просто неузнаваем. Опять возникла дискуссия о правах мальчишек и девчонок, свободе. По-моему, такие дискуссии ни к чему не приводят. Так просто, для отвода души. Пока ехали, пели песни, дискуссировали на разные темы от темы любви и дружбы до проблем раковых заболеваний и их излечении. Остановились в комнатушке шофера. Сегодня последний день цивилизации. Сегодня одела Юркины варежки, но как мне не хочется одевать их! Но мне сказали, что не одевать - нехорошо, поэтому одела. Пытались петь, рассуждали на абстрактные темы, а вообще было всем не жарко. Зла как черт. Ребята занялись переписью песен. Один парень прекрасно пел. Услышали ряд песен запрещенных тюремных. Загорел костер из досок. Задымила печь. Несколько человек проткнули гвоздями руки. А после ужина в горячо натопленной избе на кроватях бросались шутками до 3-х часов ночи. Выходим, в последний день видим какую-то бы не было цивилизацию, печку, людей и т.д. Все поют, рабочие, живущие в бараке, не пошли на работу, поют. Мы сидим и пишем песни. Ребята хорошо поют. А Рустик так играет на мандолине. Сегодня с Людой последний раз спали на кровати. На меня как-то ужасно действует музыка за последнее время, гитара, мандолина и прочее. Пока сидим и поем песни. Те ребята играют на гитаре, Рустик подыгрывает на мандолине. Прямо за душу берет. Это последнее место цивилизации, даже это не то, где мы видим людей нет таких. Вообще, кажется в последний раз услыхали столько новых хороших песен. Утром разбудил всех бубнящий говор Юрки Кри и Сашки Колеватова. После ужина долго сидим у костра, поем задушевные песни. Затем снова и снова возобновляется дискуссия, причем все наши дискуссии, которые были за это время, преимущественно про любовь. Никому не хочется спать у печки и решили положить туда Юрку Кри (с другой стороны располагается дежурный Саша Колеватов). Юрка,пролежав минуты две, не выдерживает и перебирается во второй отсек, при этом страшно проклиная и обвиняя нас в предательстве. После этого еще долго не могли заснуть, о чем-то спорили, но наконец все стихло. Я зашивала палатку. Улеглись спать. Игорь весь вечер хамил. Я просто не узнавала его. Пришлось спать на дровах у печки. Знать бы эту грамоту, можно было бы безо всяких сомнений идти по тропе, не сомневаясь, что она уведет вас не туда, куда нужно. Сожгли варежки 2 и фуфайку Юркину. Он ругается все время. Идти сегодня особенно тяжело. След не видно, часто сбиваемся с него или идем ощупью. Особенно тяжело при этом второму. Усталые, измученные принялись за устройство ночлега.