February 15th, 2021

основная

В Поисках Гипербореи

"Почти 100 лет прошло со времён экспедиции Александра Барченко на Кольский полуостров. Её по праву можно назвать одним из самых загадочных исследований Русского севера советской эпохи.

В сентябре 1922 года шифровальный отдел ВЧК направляет в самое сердце Кольского полуострова (район горного массива Луяврурт) уникальную экспедицию.
Уникальна она, как минимум, своим составом:Руководитель Александр Васильевич Барченко – человек образованный и неординарный. Он обладал глубокими познаниями в области биологии, географии, геологии, истории.
Александр Васильевич работал в Институте мозга под руководством Владимира Бехтерева. Барченко трудился над универсальным учением о ритме, одинаково применимом как к космологии, космогонии, геологии, минералогии, кристаллографии, так и к явлениям общественной жизни. В сжатом виде это учение будет изложено в его книге «Дюнхор».
Заместителем руководителя экспедиции по научной части был назначен Александр Александрович Кондиайн – астролог и астроном, переводчик с нескольких языков, включая индийский, китайский и японский.
Также в состав экспедиции вошли жена Александра Барченко Наталья, секретарь Юлия Струтинская, ученица Лидия Шишелова-Маркова, репортёр Семенов и еще порядка десяти человек.

В сентябре 1922 года исследователи, пройдя 65 километров на лодках по озеру Луявр (Ловозеро), высаживаются на берегу залива Мотка-губа. Отсюда экспедиция двинулась дальше в направлении Сейдозера, считавшегося священным у лопарей. К нему вела прорубленная прямая просека, поросшая мхом и мелким кустарником. В верхней точке просеки, откуда открывался вид одновременно на Ловозеро и Сейдозеро, лежал прямоугольный камень.

Александр Кондиайн записал в своем дневнике:
«С этого места виден по одну сторону в Ловозере остров — Роговой остров, на который одни только лопарские колдуны могли ступить. Там лежали оленьи рога. Если колдун пошевелит рога, поднимется буря на озере.
По другую сторону виден противоположный крутой скалистый берег Сейдозера, но на этих скалах довольно ясно видна огромная, с Исаакиевский собор, фигура.
Контуры ее темные, как бы выбиты в камне. Фигура в позе «падмаасана».

Научные записи экспедиций открывателя «русской Гипербореи» на Кольском полуострове Александра Барченко были засекречены ВЧК.
Все участники и организаторы экспедиции были расстреляны в тридцатые годы."

В начале 2000-х годов журналист, работавший в издательском доме «Совершенно секретно», обращался в архив ФСБ (бывших ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ) с просьбой получить доступ к материалам экспедиции. Им был получен ответ, что все эти материалы, включая дневники экспедиции 1920–1921 годов, до сих пор представляют собой государственную тайну и в обозримом будущем рассекречиванию не подлежат.

Полностью читать здесь:
https://vk.com/@kovdor.hyperborea-v-poiskah-giperborei-ekspediciya-aleksandra-barchenko
основная

Про Сейдозеро

"Осенью 1955 года в этом районе побывал со своей геологической партией кандидат геолого-минералогических наук Ю.И.Романов. Ему удалось обнаружить заваленный тоннель, идущий вглубь горы. Он был явно искусственного происхождения, с ровными стенами и почти трехметровым полукруглым сводом
Геологи прошли по нему около ста метров, но дальше идти не рискнули - поджимало время, надо было в оговоренные сроки вернуться на базу.
Впрочем, выяснилось, что кто-то уже побывал в этом тоннеле - на полу валялся окурок немецкой папиросы. А днем раньше в небольшой естественной пещере с заваленным входом геологи обнаружили загадочный тайник. Там оказались научные приборы, в том числе цейссовский теодолит и даже секстан, что явно свидетельствовало о том, что оставившие его не имели надежных карт этой местности
Там же был найден и хронометр - все немецкого производства. Годы выпуска приборов 1935-1939-е.
К величайшему изумлению геологов, в тайнике оказался и целый тюк одежды на десять человек: ватники, полушубки, болотные сапоги, а также целый набор геологических молотков и альпинистское снаряжение.
Все найденное никто не тронул - у геологов и своего груза хватало. Лишь один из них заменил свои рваные сапоги, а заодно поменял свой ущербный молоток на качественный, из рурской стали. Находки сфотографировали, а тайник нанесли на карту. По прибытии в Ленинград составили о находке подробный отчет.
Как ни странно, тогда, в 55-м, геологическое начальство находка не заинтересовала. Но когда на следующий год Романов в Географическом обществе сделал доклад, посвященный в основном археологическим артефактам, лишь попутно упомянув о странных находках немецкого производства, на следующий день он был вызван на Литейный, где ему пришлось повторить доклад, только в ином ракурсе. Чекистов явно заинтересовал "немецкий след". Текст доклада, сданный на предварительную рецензию в Географическое общество (тогда так полагалось), был тут же изъят, вместе с "вещдоками": молотком, сапогами и фотопленкой.
К сожалению, даты выпуска приборов не могли помочь ответить на главный вопрос: до войны или во время ее там побывали "варяжские гости"? И что именно они искали в советском тылу. Скорее всего, утечка информации о находках Барченко произошла в те смутные для науки 20-е годы, когда многие специалисты даже без идейных убеждений уезжали за рубеж, в ту же Германию. А, как известно, Гитлер и его окружение проявляли большой интерес к различным оккультным теориям и феноменам. Стоит вспомнить хотя бы о нацистских экспедициях в поисках Шамбалы, чаши Грааля и "дыры" около полюсов в подземный мир. По-видимому, больше всего нацистов заинтересовали идеи Барченко о сохранившихся в Гиперборее атомных тепловых машинах."

Взято отсюда:
http://varvar.ru/arhiv/slovo/expedition_barchenko_lovozero.html
основная

(no subject)

"Не случайно уже в 1921 году при ВЧК создается 8-й технический спецотдел, который размещается на Малой Лубянке и Кузнецком мосту. Начальник – Глеб Бокий, чей род восходит к временам Ивана Грозного. Старый большевик и старый дворянин революционную деятельность начал в четырнадцать лет, подравшись с полицией, а потом двенадцать раз был арестован. После революции командовал Петроградским ЧК, вел нелегальную работу в оккупированной немцами Белоруссии и в Туркестане. Фанатик своего дела: несмотря на туберкулез, мог работать практически сутками. В отличие от других подразделений ЧК отдел Бокия подчинялся напрямую ЦК партии. Сфера изучения спецотдела: телепатия, экстрасенсорика, промышленный шпионаж, оккультизм, эзотерические практики, астрология, гипнология…

Писатель Еремей Парнов говорил: «Глеб Бокий положил начало парапсихологическим исследованиям в СССР. Дух его витает над всем ужасным и удивительным, что было создано в секретных лабораториях НКВД, КГБ, Министерства обороны и что в последние годы вырвалось наружу, став доступным широкой публике».

И вот Бокий посылает на разведку к петербургскому профессору проверенного товарища – террориста, чекиста, тоже мистика и тоже отчаянного авантюриста Якова Блюмкина, откомандировав еще троих проверенных сотрудников своего спецотдела. Барченко немедленно продемонстрировал гостям свои уникальные способности. К примеру, гости сели вокруг массивного дубового стола, взялись за руки, и через некоторое время с ужасом наблюдали, как стол, неожиданно оторвавшись от пола, повис в воздухе.

Показал Барченко и свои излюбленные опыты по фиксации мысли. В темной комнате находился один чекист, которому предлагалось представить какие-то геометрические фигуры: круг, прямоугольник, ром, квадрат. Специальная фототехника снимала пространство над его головой, и вскоре на фотографиях возникали эти самые фигуры.

По совету новых друзей Барченко написал письмо Дзержинскому, которое Блюмкин доставил в Москву. Через несколько дней к нему был прислан сотрудник Секретного отдела ОГПУ Яков Агранов. Барченко подробно изложил ему свои идеи по поводу Шамбалы: как установить контакт с обладателями сакральных тайн. Вскоре ученого вызывают на коллегию ОГПУ. Тогда же с ним знакомится и Глеб Бокий, который необычайно вдохновившись идеей поиска Шамбалы, немедленно берет Барченко в свой отдел. Профессор переезжает в Москву: сначала работает в биофизической лаборатории, а потом возглавляет суперсекретную лабораторию нейроэнергетики, которая располагается в одном из корпусов Московского энергетического института. Туда привозят гипнотизеров, колдунов, астрологов, экстрасенсов, гадалок, а Барченко их проверяет и докладывает Бокию о результатах, поскольку подчиняется только ему.

Между прочим, еще с Кольской экспедиции Барченко привез в Москву лопаря-ясновидящего Ивана, который потом попал в цепкие руки спецотдела Бокия. Долгое время он принимал участие в различных экспериментах. Например, по заданию Бокия или Барченко, глядя на фотографии людей, рассказывал, где они находятся и чем в этот момент занимаются. И в девяти случаев из десяти попадал в точку."

Полностью читать здесь:

http://ourtx.com/archives/7332
основная

Продолжим наши геометрические изыскания



Вчера мы проложили прямую линию, которая удивительным образом соединила "магический треугольник", точку середины кратера, "самолет" и вершину Чистопа.

А теперь давайте соединим точку установки палатки и кедр. Удивительным образом эта линия пересечет нашу первую линию в точности под прямым углом. Это очень важное открытие. Потому что оно доказывает, что палатка на этом месте была установлена не по недоразумению, это не было инсценировкой, ее не переносили с отрогов Отортена. Это была именно та точка, где дятловцы должны были ждать начала "эксперимента" в определенное время. И это время было ( с большой вероятностью ) 8 часов вечера 3-го февраля 1959 года.
основная

О меркушинском святом

Продолжая свои геометрические изыскания, продолжила я свою линейную ось, проходящую через центр кратера и гору Чистоп дальше. И две приметные точки легли на эту прямую. Первая это населенный пункт Ивдель.
А вторая точка - это Меркушино.
И эта точка нам известна, как место жития Симеона Верхотурского. Если вы помните, именно с иконой Симеона Меркушинского Распутин явился к царскому двору. И Николай с собой взял в изгнание две иконы с изображением Симеона Меркушинского.
Но самое интересное даже не это. Самое интересное, что после разрушения монастыря, мощи Симеона Меркушинского бережно сохранялись в "атеистических" музеях Советской власти. Много ли вы знаете таких случаев, когда столь большое внимание уделялось религиозным артефактам в советское время? Будто бы какое-то "верховное" руководство осуществлялось в отношении Симеона Меркушинского, которое не зависело ни от "земной" власти ни от других пертурбаций.