ameli_sa (ameli_sa) wrote,
ameli_sa
ameli_sa

Театр

Давненько я не спала в театрах. В моей туманной юности мой брат-театрал водил меня на спектакли. А я в то время усиленной занималась спортом, поэтому на спектакли, обычно, приходила после лыжного пробега, и мягкие кресла, приглушенный свет, голоса актеров делали свое коварное дело. Я погружалась в сон. Помню, спала на спектакле "Свой остров", "Восхождение на Фудзияму", "Кошка на раскаленной крыше", "Дни Турбиных", "Валентин и Валентина".
Когда я покупала билеты на "Дар" в театр Фоменко, я не предполагала, что неделя выдастся ударно-мебельной и каждое утро будет начинаться со звонка в домофон и фраз - "Мебель привезли" или "Сборщик пришел". Поэтому, то что я проспала первое отделение ни в коем случае не говорит о том, что спектакль скучен, а лишь о том, что набоковский текст в отличии от текстов Джойса, Шишкова, Тургенева не поддался Каменьковичу.
Хотя эта неделя, занятая разбором ящиков с книгами, оказала и положительный эффект для восприятия спектакля. В отличии от предыдущих спектаклей "Дар" получился у Каменьковича чисто литературным, построенным на литературных аллюзиях, и для того, кто читал, кто знает, кто хорошо знаком с творчеством и биографией Набокова, кто "проходил" в школе Чернышевского, кто читал эссе Набокова о Гоголе и Пушкине, спектакль принесет много наслаждения. Но мне кажется, что Каменькович задрал планку предполагаемого зрителя на недостижимую высоту, и если прозаический текст еще играет, то поэтические вирши Сирина-поэта уже выпадают невозможностью впитать поэтический текст со сцены.
Удачны образы отца (Буторин), антисемитствующего хозяина квартиры Щеголева(Крылов), Зинаиды - воплощения мужы автора (Андореева).
Мне кажется, что попытки Каменьковича политизировать текст Набокова (марширующие нацисты в кинохронике) принижают градус спектакля. Не стоит политизировать Набокова, от этого он теряет свою многомерность.

"И не кончается строка"... Таким рефреном заканчивается спектакль, и Федор Годунов-Чердынцев, взбирающися по ручкам зрительских кресел вверх, и это оставляет нам надежду. Надежду на литературу, надежду на театр, что литература и театр еще не раз найдут друг друга в стенах этого прекрасного во всех смыслах театра.

И еще защемило в сердце от слов "Когда мы вернемся в Россию..." Мы знаем, что уже никогда, никогда Сирин-Набоков в Россию не вернется, и что уже никогда той набоковской России не будет, и усадьба Рождествено будет тихо разрушаться. сохраняемая лишь теми, кому дорога та исчезнувшая Россия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment