ameli_sa (ameli_sa) wrote,
ameli_sa
ameli_sa

Это последняя часть моей серии статей об истории копирайтной монополии. Период с 1960 по 2010 годы был отмечен двумя процессами: во-первых — проникновение некогда исключительно коммерческой монополии в некоммерческую, частную жизнь («домашняя звукозапись незаконна» и тому подобная чушь), в результате которого копирайт стал угрозой для фундаментальных прав человека; во-вторых — корпоративная политическая экспансия копирайтной и других монополий. Первый процесс, в ходе которого индустрия интеллектуальной собственности пророчила катастрофу после каждого нового витка технологического прогресса, заслуживает отдельной статьи. Здесь же я сосредоточусь на втором процессе.

Когда политики поняли, что Соединённые Штаты более не способны удерживать экономическое лидерство, производя что-либо ценное и жизненно необходимое, они создали множество комитетов и рабочих групп, перед которыми стояла одна цель — найти ответ на критически важный вопрос: как США смогут остаться мировым лидером, не имея возможности производить конкурентноспособные товары?

Ответ пришёл из неожиданного источника — от фармацевтической компании Pfizer.

9 июля 1982 года Нью-Йорк Таймс опубликовала яростную статью президента Pfizer Эдмунда Пратта под названием «Воровство идей», о том как страны третьего мира воруют у Pfizer (под воровством подразумевалось изготовление лекарств из местного сырья на местных фабриках с использованием собственных знаний и времени для собственных граждан, которые умирали от страшных, но вполне излечимых болезней, распространённых в третьем мире). Политическая элита увидела в позиции Пратта возможный ответ на свой вопрос и пригласила его возглавить один из комитетов, подчинённый непосредственно президенту — Консультативный комитет по торговым переговорам.

Под руководством Пратта Комитет принял рекомендации, настолько дерзкие и провокационные, что никто не был уверен, стоит их попробовать или нет: предлагалось связать торговые отношения и внешнюю политику. Любая страна, которая отказывалась подписать выгодные США соглашения о «свободной торговле» подвергалась политическому давлению, наиболее известный пример которго — чёрные списки из специального отчёта 301, в которых перечислены страны, недостаточно уважающие копирайт. В эти списки входит даже Канада, в странах, упомянутых в списках, живёт большинство населения земного шара.

Таким образом решение проблемы с невозможностью производить что-либо ценное на мировом рынке заключалось в переопределении терминов «производить», «что-либо» и «ценное» в контексте международной политики, которое было продавлено с помощью угроз. Это сработало. Торговое представительство США последовало рекомендациям Консультативного комитета по торговым переговорам и начало давить на иностранные правительства, заставляя их принимать законы, благоприятные для американской промышленности, подписывать двусторонние и многосторонние договоры о «свободной торговле», защищающие американские интересы.

Таким образом США сформировали рынок, на котором они могли давать в аренду остальному миру чертежи в обмен на готовую продукцию, создаваемую по ним. По новым договорам о «свободной торговле», содержащим искусственную подмену понятий, это считалось справедливой сделкой.

Эту политику поддерживали все американские монополисты, как копирайтные, так и патентные. Вместе они предприняли вторую попытку рейдерского захвата Всемирной организации интеллектуальной собственности и Бернской конвенции, чтобы их политика получила законную поддержку в новом торговом соглашении, продвигаемом под брендом «Берн плюс».

Именно в этот момент США решили присоединиться к Бернской конвенции.

Тем не менее, ВОИС видела эту схему насквозь и не поддалась на давление и манипуляции. ВОИС была создана не для того, чтобы давать одной стране преимущество перед всем остальным миром. Её возмутила наглая попытка подмять под себя копирайтную и патентную монополии.

Так что пришлось искать другие пути. Представители монополий обратились к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) и добились успеха там. Им удалось всеми правдами и неправдами заставить большинство участников ГАТТ подписать новое соглашение, которое на базе Бернской конвенции переопределяло термины «производство», «товар», «ценность», и значительно усиливало позиции промышленности США. Это соглашение получило название «Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности» (TRIPS). После ратификации этого соглашения ГАТТ было переименовано во Всемирную торговую организацию (ВТО). 52 страны-участницы ГАТТ, отказавшиеся вступить в ВТО, очень скоро были вынуждены сделать это, оказавшись под серьёзным экономическим давлением. Устояла только одна страна из 129 первоначальных участников ГАТТ.

Договор TRIPS подвергался серьёзной критике из-за того, что он делал богатых ещё богаче, а бедных — беднее, а когда у бедных не оставалось денег, они были вынуждены платить своим здоровьем и даже жизнями. Этот договор запрещал странам третьего мира производить лекарства из собственного сырья на собственных фабриках собственными руками для собственного народа. Со временем пришлось смягчать некоторые условия договора, чтобы избежать катастрофических последствий.
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    Обожаю такие утра, когда в 8 тебя будит телефонный звонок и сообщает, что в 9 прибывает поезд, в котором едет твоя двоюродная племянница и ты должна…

  • Про невезение и везение

    Вчера вечером, вернувшись с дачи в Москву, обнаружила, что все козырные парковочные места в нашем дворе уже заняты. - Невезуха, - подумала я, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments