ameli_sa (ameli_sa) wrote,
ameli_sa
ameli_sa

Categories:

Про Огнева-бороду

Вот кое-что интересного нашлось в просторах интернета:

Версию выдвинул питерский исследователь дятловской трагедии Кирилл Казачинский, но и автор этих строк принимал участие в обсуждении и в приведении версии к ее окончательному виду.

Суть такова: Кирилл раскопал, что в 70-80-е годы жил и публиковался некий провинциальный писатель. Совсем уж провинциальный, и не только в смысле места жительства, — его книжки выходили лишь в челябинском Южно-Уральском книжном издательстве небольшими для Советского Союза тиражами (максимальный 75 000 экз., и это в самой читающей стране во времена миллионных тиражей, причем жанр сверхпопулярный, шпионский роман).

Творил писатель под псевдонимом Огнев.

Казалось бы, совпадение. И годы не те, и Урал — Южный, не Северный и даже не Средний, где находится Свердловск. И, опять же, Огнев — всего лишь псевдоним, а по-настоящему звался автор Спичкиным Владимиром Михайловичем.

Но все не так просто.

Для начала с допустимой погрешностью совпадает возраст Огнева-Бороды и Огнева-Спичкина. Первый 1931 года рождения (дата указана в дневнике Юдина), но все дятловцы отметили, что выглядел их новый знакомый на несколько лет старше. Огнев-Спичкин родился в 1927 году.

А еще Спичкин до того, как стать профессиональным писателем и по совместительству заведующим отделением все того же Южно-Уральского издательства, — свыше тридцати лет, с 1944-го по 1975-й, прослужил в КГБ, откуда уволился в запас в звании подполковника. Тяга к литературным занятиям обуяла чекиста Спичкина еще на службе, первая книга вышла за пять лет до отставки, — отсюда и необходимость в псевдониме.

Чем занимался писатель-чекист в КГБ, покрыто мраком неизвестности. Ни малейшей информации. Последняя должность «начальник подразделения областного Управления КГБ», — и поди знай, чем это подразделение занималось.

При сравнении портретов Огнева-Бороды и Огнева-Спичкина некоторое сходство просматривается, но не более того. Трудно выделить из групповых снимков портреты Бороды приличного качества, а борода сильно меняет лицо и затрудняет опознание. К тому же единственный найденный снимок Огнева-Спичкина сделан спустя три десятилетия после дятловской трагедии.



Ну, тут нет никакого противоречия с воспоминаниями Виноградова про геолога Огнева, картежника, который к тому же не очень охотно рассчитывался по картежным долгам. Да, и то, что он кочевал из одной геологической партии в другую вполне ложится на предположение о его принадлежности к некоей организации. Было бы странно, если бы в каждой геологической партии не присутствовал свой штатный или внештатный сексот. Тем более мы уже выяснили, что вся радиосвязь в отдаленных районах велась через радиостанции геологических партий.
Но вопрос у меня возникает другой. Зачем все писатели дневников уделили столь большой внимание фигуре некоего геолога Огнева-бороды, тогда как их новый товарищ Золотарев, с которым они познакомились уже на вокзале в Серове, остался совсем без внимания. Золотарев упомянут лишь в одной строчке про новые песни. Огнев-борода присутствует во всех дневниках.
Ну и становится понятно, почему в протоколах допросов отсутствует допрос Огнева-бороды. (Тем более он и свой адрес там оставил - Няксимволь (Соболиное плесо)). Даже искать его не надо было. Пришел бы к нему капитан Чудинов, а он ему под нос красную книжицу. Капитан Чудинов под козырек, - "Все больше вопросов не имею".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment